Союз Cодействия
Cоциальной Эволюции
(СССЭ)

 

Консерваторы и ретрограды.

 

Внешний облик планеты стремительно меняется. По меркам палеоистории практически мгновенно. За один век результаты деятельности человека разумного настолько трансформировали условия существования органического мира, что пора говорить об антропогенном факторе деградации биосферы. Решительно взбунтовалась на техногенные выбросы в атмосферу погода, вследствие парникового эффекта буквально на глазах тают арктические льды. Существенные изменения претерпела и психология человека. Не меняется лишь одно – суть социальных отношений между людьми и народами. Налицо фантастическое противоречие между непрерывно растущими потребностями человека и потребностями других биоценозов, да и всей живой планеты Земля. Мы, люди, возомнив себя царями природы, неприлично, нагло, дерзко положили ноги на Её стол, за что и рассчитываемся стихийными бедствиями и прочими глобальными проблемами. Самый биосферонесовместимый вид органической материи!

Очевидно, если общество испытывает всё больший прессинг со стороны земного климата, если в геометрической прогрессии нарастает вал антропогенных катаклизмов, естественно, пора делать выводы и реагировать на вызовы кардинальными преобразованиями в общественных отношениях. Увы, тревогу бьют лишь отдельные учёные и общественные деятели. Да ещё авторы научно-фантастических романов, способных мыслить широко и не шаблонно. Не политическое руководство, не представители финансовой олигархии, не средства массовой информации, а лишь отдельные люди, голоса которых остаются за кадром. Причина пассивного поведения большинства – консерватизм, устоявшаяся привычка думать и действовать по-старому.

Консерватизм (лат. conservo – охраняю, сохраняю) – есть приверженность ко всему устаревшему, отжившему, косному; враждебность и противодействие прогрессу (БСЭ). Считается, что консерватизм оберегает общество от излишних социальных потрясений, обеспечивает замкнутой системе стабильность, спокойное, устойчивое развитие. Кроме того, консервативная мысль отрицает заведомо абсурдные идеологии и сомнительные социальные проекты. Но если в социальном организме наблюдаются объективные трудности, надо настойчиво искать и находить новые направления прогресса. Иначе нельзя! На пороге нового тысячелетия никакого устойчивого развития уже нет, преобладают застой и вырождение, над миром нависли свинцовые тучи глобальных угроз, поэтому сегодня быть консерватором, это значит висеть многопудовой гирей на ногах эволюции.

Кто такой консерватор? Это человек, опасающийся новых идей и идеологий, не рискующий, осторожный, боязливый, исходящий в своих действиях из хорошо усвоенного опыта. Такой человек не склонен к любознательности и поиску истины, ибо усвоив раз и навсегда какие-то законы, нормы, правила, впитав в себя определённый набор знаний и умений, он весьма трудно меняет свои убеждения. Ригидность (не гибкость) мышления и отсутствие воображения делают консерватора самым удобным исполнительным звеном в любой профессии, где к труду не требуется творческого подхода. В то же время консерватор, как правило, является конформистом, флюгером, который готов пересмотреть свои убеждения не ради истины, а под влиянием обстоятельств. Масса консерваторов были когда-то убеждёнными атеистами, сейчас стали убеждёнными христианами, но если власть даст отмашку верить в культ фаллоса, переломят себя и возьмут под козырёк.

“В бокале находятся блохи. Край бокала как раз на такой высоте, которая позволяет им перепрыгнуть через него. Затем на бокал кладут стекло, закрывающее выход. Сначала блохи прыгают и ударяются о стекло. Потом, чтобы не причинить себе боли, они начинают прыгать так, чтобы не удариться о крышку. Через час нет ни одной блохи, которая бьётся о стекло. Все уменьшили высоту прыжка, чтобы остановиться ниже потолка. Если убрать стекло, блохи будут продолжать прыгать так, как если бы бокал был закрыт.

Здесь вы указываете на одну из самых больших проблем человечества. Очень немногие люди способны понять происходящее. Они говорят то, что говорили им родители, потом учителя в школе, то, что они видели в вечерних новостях. Наконец они убеждают себя, что это их собственное мнение, которое они с жаром защищают, если им противоречат. Однако они могли бы посмотреть и подумать, чтобы увидеть мир таким, каков он на самом деле, а не таким, каким его хотят показать.

Как сделать, чтобы блохи прыгали выше, чем привыкли?” (Б.Вербер, “Мы, боги”).

Способен ли консерватор прыгнуть выше потолка и увидеть то, что за краями бокала? Весь политический бомонд сплошь состоит из консерваторов, за исключением небольшой кучки ретроградов, мечтающих и вовсе повернуть время вспять. Принято считать, что демократы, либералы и коммунисты принципиально отличаются от консерваторов тем, что выступают за позитивные преобразования в обществе, тогда как консерваторы противодействуют изменениям. Увы! На деле оказывается: представители всех ведущих политических партий предлагают лишь подновить, подкрасить, подлатать устаревшую систему, и двигаться в грядущее в рамках отжившей социальной модели. Расширение гражданских прав и свобод, совершенствование выборных технологий, “борьба” с коррупцией, с преступностью, с наркоманией, с болезнями, все эти лозунги, внешне привлекательные для избирателей, изрядно устарели!

Именно потому, что сама модель, основанная на властно-чиновных и валютно-финансовых отношениях, не отвечает требованиям наступившей эпохи, деятельность людей на всех континентах напоминает игры резвящихся козлят, за которыми наблюдает стая голодных хищников, в лице прочих видов флоры и фауны. Миг, и природные катастрофы вкупе с глобальным изменением климата сделают жизнь на Земле непригодной для человечества, и тогда ареал его обитания займут другие виды. Если не прорабатывать проекты, связанные с де монтажом власти и капитала, если не держать в уме неэкономическую реальность, значит блуждать в потёмках, в сумерках новейшей истории. И усугублять проблемы человека и общества. Конечно, можно и дальше краситься в цвета разных убеждений, в красные, коричневые, зелёные, бело-синие, однако политическая мимикрия в наш стремительный век уже не проходит.

Консерватор-демократ! Демократия (греч. – «власть народа») — вид политического устройства государства или политической системы общества, при которой единственно легитимным источником власти в государстве признается его народ. Подобное примитивное представление о народовластии сегодня в комментариях уже не нуждается. В США традиционно противоборствуют две основные политические силы – республиканская и демократическая партии. Избиратель думает, что их представляют принципиально разные силы, тогда как на деле даже демократы не ставят перед народом серьёзных, востребованных временем, эволюционных целей. Лауреат нобелевской премии мира 2007 года, кандидат в президенты США от демократической партии Альберт Гор, создав свои замечательные фильмы, выступив с лекциями об изменениях климата, внёс немалый вклад в распространение знаний о негативном влиянии человека на окружающую среду. Однако способны ли устрашающие картинки из документальных фильмов и благие пожелания остановить сползание общества к сверхпотреблению и прочим глобальным угрозам? Ответ очевиден: наблюдать внешнее загнивание и рассказывать о нём это одно, а осознавать внутреннюю психологическую природу деградации социального организма, совсем иное. “Демократия — устройство, которое гарантирует, что мы будем управляться не лучше, чем мы заслуживаем”. (Бернард Шоу).

Консерватор-либерал! Либерализм (лат. liberalis - свободный) — философская, политическая и экономическая теория, а также идеология, которая исходит из положения о том, что индивидуальные свободы человека являются правовым базисом общества и экономического порядка. Считается, что главным принципом либерализма является не абсолютная свобода вообще, а максимальная свобода мыслить, исповедовать любую религию, высказывать и обсуждать личные взгляды, организовываться в партии, заниматься предпринимательской деятельностью, продавать товары (в том числе собственный труд) и получать вознаграждение, а также выбирать себе правителей. Однако при отсутствии соответствующих технологических и инфраструктурных предпосылок, такая свобода трансформируется в экономическое, правовое и прочее расслоение общества. Анархическая свобода провозглашает “матерью порядка” отсутствие властной иерархии, при либеральной свободе” матерью порядка” является “невидимая рука” рыночной экономики, но весь ход всемирной истории свидетельствует о том, что ни анархизм, ни либерализм не могут быть истинными символами свободы. Статуя Свободы в Нью-Йорке всего лишь фикция, её даже нельзя назвать декларацией о намерениях, ибо все те известные либеральные ценности, прославляемые на Западе, основываются на весьма зыбком идеологическом фундаменте.

Консерватор-коммунист! Пожалуй, этот мировоззренческий симбиоз самый удивительный и парадоксальный. Коммунизм (лат. сommunis – общий) - идеальное общество, характеризующееся общественной собственностью на средства производства, соответствующей высокоразвитым производительным силам и обеспечивающей всестороннее развитие личности, ликвидацию классов, общественное самоуправление, реализацию принципа “от каждого по способностям - каждому по потребностям”. Практические последователи Маркса и Ленина после смерти своих учителей не сумели творчески развить учение, не смогли отсечь от него ненужные, морально устаревшие, засохшие ветви. Отсутствие новых теоретических наработок в марксистко-ленинском учении вовсе не означает, что коммунистическую идею следует выбрасывать на свалку истории. Современные коммунисты, повторяя старые лозунги, попросту выродились, превратились в обычных брюзжащих чиновников, приспособившись к питанию “идеологическими объедками” с властного стола, поэтому и рейтинг коммунистов в России весьма низок, а на Западе и вовсе стремится к нулевой отметке. У коммунизма нет иной разумной альтернативы, но “вечно живое” учение требует непрерывного совершенствования, соответствия моменту наступившего времени, и что, вероятно, самое главное, обязательной привязки к науке о человеческой душе.

Однако настоящими контрэволюционерами являются даже не консерваторы, а ретрограды – люди, мировоззрение которых формировалось и продолжает формироваться на криминальных, националистических и религиозных тусовках. Именно они являются самой большой помехой социальному прогрессу, именно они в условиях нарастающих глобальных угроз взывают не к разуму, а к вооружению и сплочению земляков и единоверцев (против кого?), именно этот пласт человечества своим подходом к земным реалиям подчёркивает всю ущербность существующих социальных связей. Преступность раз за разом экзаменует общество на жизнеспособность её властно-чиновных и валютно-финансовых отношений. Разноцветные националисты, поднимая на щит обагрённое кровью многих народов знамя патриотизма, десятилетие за десятилетием шлифуют в  сознании миллионов  отчётливую мысль об абсолютной бесперспективности идеологии великодержавного шовинизма, нацизма, фашизма, сионизма. Особая роль в разрушении социального организма принадлежит религиозному мировоззрению людей. Пропагандой веры в бога организованные конфессии дали миру ложные идеалы и напрасные надежды, украв у миллионов людей другую веру – веру в возможность построения основ новой, гуманной, качественно более зрелой цивилизации. Но и религии не бесполезны. Обскурантизм, реакция подталкивают общественное сознание к всё более решительным переменам.

Духовное Возрождение человечества немыслимо без преодоления им социального лицемерия, ибо любые мерзости современной цивилизации есть следствие внешне безобидной, но глубоко порочной по существу, деятельности человека разумного. Вероятнее всего, природные катаклизмы, техногенные катастрофы и социальные потрясения послужат тем самым универсальным лекарством (шоковой терапией), способным освободить человечество от паразитов-ретроградов и придать новый жизненный импульс подавляющему большинству из нас, людей, стремящимся жить, как жили, то есть смирённо, надёжно и спокойно. Однако, наблюдаемые глобальные изменения природы и климата есть не что иное, как тревожный звонок консерваторам-обывателям, всем тем, кто сегодня просто живёт, без всякого высокого смысла, без всякой светлой надежды на позитивные преобразования в обществе.

Е.В.Ковалёв. 09.11.09.

 

"Мы, боги". (Фрагмент из одноимённой книги Б.Вербера).

 

 

"... Небольшая группа государств, богатых сырьём, начала отменять все демократические ценности и заменять их религией, основанной на запрете. Те, кто обращался в неё, называли "запретчики". Сперва они заставили говорить о себе, убивая сторонников других культов и поджигая их храмы, потом они взялись за собственных умеренных и, конечно, за противников. Не зная как реагировать на бессмысленной насилие, не предавая своих ценностей, демократы сперва закрывали глаза на это, а потом попытались смягчить запретчиков, вежливо обращаясь с ними. Но те видели в этом лишь признак слабости и ещё больше умножали свои жестокости. Чем больше запретчики свирепствовали, тем больше демократы искали оправдания их убийствам, находили им извинения и обвиняли самих себя, что это они их вызвали. 

У запретчиков, по сравнению с демократами и приверженцами других конфессий, было то преимущество, что они были уверены в себе, убеждены в правоте своих идей и к тому же говорили простым языком. В то время как другие жили в сомнениях и сложностях, они спокойно запрещали своим женщинам получать образование и работать, принуждая их заниматься лишь домашним хозяйством и рожать детей. Демократы были убеждены, что такой обскурантизм должен скоро исчезнуть в мире, управляемом наукой логикой и технологиями. Но ничего подобного не случилось. Движение запретчиков только росло и развивалось, в частности, среди противников прогресса. Это началось с наиболее обездоленных классов и в конце концов заразило интеллектуальные классы, которые находили в этом насилии и этой простоте форму нового проекта будущего.  

Одна за другой демократические нации встали на колени, согнулись, попали под иго людей этой религии. Вместо того, чтобы объединиться, они продолжали спорить между собой по поводу того, как можно остановить бедствие. В то время как последние очаги сопротивления ещё держались, повсюду уже царил террор. Только запретчики творили закон, и люди обращались в их веру, чтобы иметь спокойствие и спасти свою жизнь. Потом они принимали догмы запретчиков. Женщины повиновались мужчинам, мужчины своему шефу, а тот обладал всеми правами. Никто не осмеливался говорить, никто не осмеливался обучаться вне религии, никто не осмеливался иметь собственное мнение. Все должны были непрерывно молиться в строго установленные часы. Тех, кто пытался уклониться быстро выдавали соседи.

- Почему это действовало? - спрашивает один ребёнок.

- У демократов были вопросы. У запретчиков ответы. Когда выяснилось, что демократические зоны стали лишь небольшими островками, изгрызанными слепыми покушениями фанатиков, истинный шеф запретчиков наконец обнаружил себя. Это не был один из представленных повсюду шефов террористов, но руководитель самой богатой нации, производящий сырьё. Человек, который всегда заявлял, что поддерживает демократию. В системе запретчиков двуличие рассматривалось как военная хитрость.

Этот руководитель объявил, что отныне он является единственным представителем религиозного слова, и установил мировую диктатуру. С этого момента он создал иерархию преданных ему шефов и подшефов. Закон навязывался политической и религиозной полицией. В то время как всему населению запрещались малейшие личные удовольствия, он, его семья и его приближённые жили в роскоши, пороке и разврате, наслаждаясь всеми богатствами. Они ничего себе не запрещали.

- И они по-прежнему летали, и перемещались без лошадей, и делали свет без огня? - спрашивает ребёнок.

- Запретчики преследовали учёных и инженеров из страха, что те придумают новые средства борьбы с ними. Каждого, кто хотя был бы похож на образованного, пытали до смерти, чтобы никто не распространял теорий, заранее названных подрывными.

Запретчики стали сжигать научные труды, уничтожать все произведения искусства, которые были соданы до них. Врачей, которые были в основном демократами, считали колдунами и убивали, и стали свирепствовать эпидемии. После образования женщин, технологии и медицины запретчики запретили путешествия, музыку, телевидение, книги, они даже запретили птицам петь, считая, что их пение может отвлечь от призывов к молитве... Запретчики переписали историю по своему, исключив из неё все развлечения, кроме обязательного спектакля казней на стадионах. Повсюду царил страх..." 

 

 

Работает на: Amiro CMS