Союз Cодействия
Cоциальной Эволюции
(СССЭ)

 

Политический (имперский) сценарий

глобализации.

 

Современная цивилизация представляет собой “взрывоопасное сообщество” народов, неразрывно связанных между собой политическими, экономическими, культурными и прочими отношениями. Международное право закрепило за каждым государством территорию, строго очерченную границами. Вооружённое вторжение на территорию другого государства практически всегда сопровождается военным конфликтом и будоражит мировое общественное мнение.

То же самое происходит при попытках отдельных наций и радикально настроенных политических групп отделить от государства часть её территории, например, создать внутри неё новое государство (Чечня), или расчленить страну (Югославия), или выделиться в самостоятельный субъект (Абхазия и Южная Осетия).

Жить в государстве непросто: преступность, коррупция, нехватка жилья, недоработки коммунальных служб, очереди к чиновникам, невысокий уровень медицины, поборы в школах, пробки на дорогах, дедовщина в армии, алкоголизм и наркомания! Жизнь многообразна и полна противоречий, а суды, прокуратуры и вся система исполнения наказаний не способны эффективно и последовательно выполнять возложенные на них задачи.

Жить в государстве, это значит подчиняться его законам, испытывая постоянное давление со стороны исполнительной и судебной власти. Монополия на принуждение к своим гражданам, которой обладает любое государство независимо от формы его устройства и правления, не удовлетворяет огромное число людей, чей интеллект достиг определённого уровня развития. И тогда возникают правозащитные организации, оппозиционные партии и движения.

Рост сепаратистских настроений в обществе и центробежных тенденций в политике обусловлен, во-первых, развитием логического мышления огромной массы людей; во-вторых, прессингом со стороны административно-правовой системы “большого” государства; в-третьих, желанием региональных и национальных элит “свободы и независимости”. Ситуация здесь до боли напоминает отношения родитель – ребёнок, когда подросшие дети вдруг начинают настаивать на своём мнении, проявлять самостоятельность в поступках, требуют свободы самовыражения. Им надо бы жить самостоятельно как можно раньше, но так как у государства нет соответствующих возможностей, оно идеологически поддерживает семейно-брачные ценности.

Легко ли малому, вновь отделившемуся государству в свободном плавании? Правительство такой страны вынуждено создавать новую социальную инфраструктуру – строить жильё, дороги, охранять границы, вооружать армию, но где взять ресурсы, интеллектуальные, естественно-природные и прочие?

Распад Советского Союза привёл к появлению на политической карте мира 14 новых независимых субъектов международных отношений. Шесть из них влились в семью европейских народов. Получить юридический статус члена Евросоюза оказалось куда проще, чем организовать нормальную жизнь в новых условиях. Плодородных земель не хватает, пресной воды в обрез, энергоносителей нет, полезных ископаемых естественно тоже, лесных угодий крайне мало. Было бы хоть чем туристов заманить, но ни живописных ландшафтов, ни лохнесских чудовищ…

Адаптация в международном географическом разделении труда (МГРТ) требует времени и финансов, а где их взять, если даже за энергоносители, и за те метрополия просит по рыночным ценам. В таких политико-географических условиях малые страны мира, которых естественно большинство в международных представительских организациях, всегда будут рады промахам и неудачам большого соседа. Это раздражение, эта зависть, эта скрытая ненависть сегодня является определяющим психологическим фактором в отношениях между Россией и Евросоюзом.

* * *

На фоне глобальных социальных проблем под разговоры о демократии и общечеловеческих ценностях, развитые и развивающиеся страны продолжают укреплять свои границы и вооружать армии. Бизнес на оружии был и остаётся одной из самых прибыльных сфер торговли. К чему готовится человечество? Ответ напрашивается – к новому переделу мира!

На Земном Шаре есть только два государства, которые в случае очередной холодной войны могут полностью себя обеспечивать – Россия и Китай. Остальные нуждаются в тех или иных ресурсах, которые приходится покупать у соседей. К высоко обеспеченным странам следует отнести Австралию, Бразилию, Индию, США и Канаду. Такое положение дел (монополия на природные ресурсы) не может устроить многие развитые страны мира, в том числе Заокеанскую Сверхдержаву, которая имеет колоссальный дефицит углеводородов и огромную внешнюю задолженность. Запасы то сырья не бездонны и возможный энергетический коллапс не за горами!

Россия, как субъект геополитики, совершенно особая страна. Даже после развала СССР, 17 млн. квадратных километров её территории – это самая большая площадь, занимаемая одним государством. Годы социалистического строительства позволили воссоздать развитую транспортную сеть, систему газо- и нефтепроводов, систему транспорта электроэнергии и мощный военно-промышленный комплекс. Благодаря значительным инвестициям в образование и науку в стране сконцентрирован самый большой в мире потенциал межконтинентальных баллистических ракет и запущена на околоземную орбиту глобальная навигационная спутниковая система ГЛОНАСС.

Что касается природного потенциала России, то он поистине неисчерпаем. В стране имеются все известные виды естественных природных ресурсов – ископаемые (углеводороды, минералы, драгоценные металлы и камни), почвенные (плодородные и пастбищные земли), водные (огромные запасы пресной воды), лесные (самые большие площади хвойных и лиственных лесов), биологические (растительный мир и животные, в том числе акватория), туристические и прочие.

Таким образом, государство российское сосредоточило и удерживает в своих руках четыре основных стратегических ресурса – естественно-природный, транспортный, военно-промышленный и космический. При высоком уровне образования и весьма умеренном потреблении этих ресурсов вполне хватило бы, чтобы смело смотреть в будущее, но… мы не одни на Земле. “Железным занавесом” уже невозможно отгородится от политических, экономических и, что особенно важно, геоклиматических процессов, идущих на планете. С мнением мировой общественности считаться придётся.

Вот некоторые точки зрения. “Весьма интересным и даже неожиданным оказывается факт признания современными юридическими системами того, что территории, которые первоначально были оккупированы с помощью силы или приобретены путем какого-то одностороннего акта государства, либо путем дарственной короля, и право владения которыми передавалось от монарха к монарху, либо путем обычного наследования, в настоящее время являются законной собственностью нынешнего поколения монархов, либо других представителей аристократии или владельцев огромных латифундий и могут использоваться чисто в личных целях.

Недвижимая собственность также имеет свои специфические ограничения. Например, владелец такой собственности обязан выполнять местные правила и постановления по строительству и зональному регулированию. Он также должен будет примириться с тем, что газовые или водопроводные трубы, а также телефонные и электрические кабели или тоннели метро могут проходить на определенной глубине под всем принадлежащим ему куском земли. Далее, ему придется примириться и с правом прохода по принадлежащей ему земле в пользу своих соседей или с правом прохода по ней пеших туристов или лыжников. В воздухе ему придется примириться с наличием самолетов, вертолетов или воздушных шаров, пролетающих над его собственностью. В исключительных обстоятельствах земельная собственность может быть даже изъята у ее владельца, если такая экспроприация в интересах общества (другими словами, если она будет использована для строительства автострады или железнодорожного полотна). А сверх всего, если интеллектуальная собственность ограничена во времени, недвижимая собственность ограничена в пространстве.

Когда я владею отрезком земли, то, прежде всего в моем представлении возникнет видимая поверхность, которую я смогу вскопать, чтобы посадить деревья, цветы или овощи и/или на которой я смогу заняться строительством.

Понимая, что мое владение имеет ограниченное пространство в горизонтальном измерении, я, возможно, отмечу эти границы с помощью забора или стены, чтобы таким образом четко обозначить пределы моей собственности для соседей и одновременно помешать всем остальным нарушать границы моей собственности. Но где проходят границы моей собственности в вертикальном измерении? Насколько далеко они простираются в воздухе или, быть может, даже в космическом пространстве, и как далеко они уходят в глубь земли?

Обычный ответ на эти вопросы таков, что право моей собственности заканчивается там, где заканчиваются мои собственные физические возможности по использованию своей собственности. Но даже это ограничение может стать объектом, по крайней мере, одного существенного исключения. Если я найду на своей земле какой-то клад, имеющий историческое значение или историческую ценность, то, несмотря на то, что этот клад может быть расположен на глубине всего в один или два метра под землей, как правило, я не могу притязать на определенное эксклюзивное право собственности на такой клад (хотя я имею право получить финансовую компенсацию). Такое положение сравнимо с авторским правом на произведения Толстого и Вагнера; в интересах общества собственность изымается у индивидуального владельца и передается обществу, что официально выражается передачей такой собственности стране или государству. А как насчет сокровищ, которые могут лежать значительно глубже под землей, таких, как, например, уголь, нефть, газ и алмазы?..

… Все природные ресурсы под землей находились там задолго до того, как на Земле появился первый человек, не пришла ли пора признать, что ресурсы недр должны быть собственностью человечества, а не отдельных государств, в наше время случайно оказавшихся расположенными над залежами этих природных ресурсов? Ответ на этот вопрос представляется нам и очевидным, и неизбежным.

Кроме того, кому на деле принадлежит воздух над моим участком земли? Современный политический ответ на этот вопрос, поддерживаемый большинством государств, звучит так: ни одно индивидуальное государство, и уж тем более, ни один индивидуальный землевладелец не имеет права загрязнять "свое собственное" воздушное пространство каким бы то ни было образом по собственному усмотрению. Более того, все люди на Земле дышат одним и тем же воздухом, и все они зависят от одного и того же глобального климата. Следовательно, подобно природным ресурсам и геостационарной орбите, воздух над нашей территорией на самом деле принадлежит всему человечеству. "Собственность" здесь означает, что человечество в целом имеет право получать на ее основе максимальную выгоду, поэтому все государства обязаны защищать этот самый важный для нас ресурс и сохранять его для будущих поколений. Именно на этом фундаментальном понятии основан Киотский протокол 1997 года.

Мы считаем, что настало время фундаментально пересмотреть наши представления о собственности на природные ресурсы. Природные ресурсы принадлежат всему человечеству, а не отдельным государствам, которые волей случая занимают сегодня территорию земли, таящей эти ресурсы. Эта точка зрения подтверждается общепринятым в международном праве взглядом на геостационарные орбиты и воздух, которым мы дышим. Глобализация собственности на природные ресурсы на нашей планете будет честным и справедливым делом”. (“Собственность на природные ресурсы – время глубокого переосмысления”, Вернер Рампхост).

Безусловно, приводимым выше аргументам, отказать в логике трудно, но к заявлению “о честности и справедливости”, следует отнестись весьма осторожно. Дело в том, человеческий ум так устроен, что при желании способен вполне логично обосновать любой абсурд. Хороший политик или юрист, искусно манипулирующий словами, легко выдвинет массу встречных аргументов. Существует тысячи трудных вопросов, на которые общество не в состоянии дать однозначных ответов. Надо ли запрещать медицинские аборты? Стоит ли разрешать ношение огнестрельного оружия? Что делать с бездомными домашними животными и кто обязан лечить бомжей? Для одних ответы на эти вопросы вполне очевидны, для других не менее очевидна антитеза!

Чтобы покончить с вековечными территориальными притязаниями в 1975 году в Хельсинки главами внешнеполитических ведомств 33 европейских стран, а также США и Канады, был подписан Заключительный Акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (“Хельсинкские соглашения”) в которых, помимо прочего, декларировался принцип нерушимости границ и невмешательства в суверенные дела других государств. В течение почти трёх десятилетий ОБСЕ (ранее СБСЕ) проделала огромную работу с целью разрядки международной напряженности, однако события последних лет, в частности межнациональный конфликт на территории бывшей Югославии, приднестровский кризис, война в Чечне, цветные революции на Украине и Грузии, до предела обострили отношения между участниками саммитов.

Представители Запада весьма предвзято относятся к любым событиям в России и странах бывшего советского содружества, а западные средства массовой информации в освещении событий на Востоке не только тенденциозны, но подчас и откровенно необъективны. Общественное мнение в странах европейского содружества всецело поощряет политические и военные манёвры своих заокеанских союзников, отказывая в поддержке своим ближайшим соседям по континенту.

Российская сторона неоднократно обвиняла партнёров по альянсу в подтасовке фактов и использовании двойных стандартов в политике, однако все доводы почти не воспринимаются. Какими бы правильными и зажигательными речи лидеров российского государства не были, они, в силу известных причин, обречены на равнодушный и холодный приём. Что касается дестабилизирующего влияния американской внешней политики на отношения Россия – Европа, о нём мы поговорим чуть ниже.

Межгосударственные трения за естественные природные ресурсы идут не только в Европе, но и по всему миру. Вот один из примеров. По территории Турции, Сирии и Ирака течёт Евфрат. Чтобы использовать водную артерию для сельского хозяйства на своей территории, Турция решила возвести плотины и удержать часть воды. Прикинув, что дело плохо, Сирия тоже решила предпринять меры и начала городить плотины на своей территории. Тут уже запаниковал Ирак, поскольку Евфрат течёт именно туда: а нам что останется? И так есть нечего, а тут ещё с сельским хозяйством такой конфуз?

Ирак решительно требует от Турции дать больше воды, но Турция, всю воду, которая утекает с её территории, рассматривает как подарок. Президент Турции Демирель заявляет: “Арабы же не делятся с нами своей нефтью, так почему мы должны делиться водой”? Логично, не правда ли? Эта ситуация лишь одна из бесчисленных абсурдов рыночной экономики!

Природные ресурсы – это естественный природный потенциал, необходимый для существования человеческого сообщества. Россия, исходя из концепции многополярного мира, настаивает на незыблемости границ между государствами. В её интересах иметь спокойный, партнёрский климат в сфере международной торговли и культурные, добрососедские отношения со всеми государствами планеты.

Необходимо признать, что подавляющее большинство населения европейских стран к русским настроено вполне дружелюбно. Однако у политических лидеров и бизнес элиты США и Европы видение исторически сложившейся ситуации совершенно иное. Само слово “многополярный”, похоже, вызывает у них настоящую аллергию, ибо полярность означает экономическую зависимость при отсутствии реальных рычагов влияния на Большого Соседа. Это в России средства массовой информации почти убедили общество, что страна – сырьевой придаток Запада, но, по мнению лидеров ЕС, такое положение дел веками продолжаться не может.

События на Кавказе ясно обозначили всю остроту накопившихся противоречий. Российскому государству предстоят серьёзнейшие внешнеполитические испытания. Истории известно, что первая мировая война началась с убийства эрцгерцога Фердинанда. Вторая мировая война была развязана после поджога рейхстага и провокации на польской границе. Чтобы спровоцировать третью мировую войну, особой фантазии не нужно. Поводов предостаточно!!!

Политический сценарий глобализации исходящий из концепции многополярного мира непродуктивен по целому ряду причин. Во-первых, надо ли во внешнеполитических связях акцентировать внимание партнёров на своём привилегированном положении (“полярности”)? В некотором отношении, России вообще нет альтернативы. Пожалуй, это единственная страна (полюс), где может быть положено начало эволюционных преобразований. Во-вторых, декларированную “полярность” придётся доказывать реальными проектами, а продолжение строительства “великой державы” потребует огромных финансовых вливаний в военно-промышленный комплекс, естественно в ущерб социальной сфере. В-третьих, политический сценарий перемен предусматривает усиление роли государственных структур в жизни общества с откатом от демократических ценностей. Цензура, преследование за убеждения, ужесточение наказаний – в новейшей истории всё это уже было.

Для того чтобы сохранить влияние на международной арене, Россия должна не просто постоянно демонстрировать силу своей военной машины. Сегодня, когда на глазах меняются природа и климат, быть одним из экономических и военно-политических полюсов планеты уже мало! Страна должна показать, что особые условия даны ей не потому, что она “случайно оказалась над залежами природных ресурсов”. Природные богатства даны народу, способному отвести мировое сообщество от глобальной военной угрозы. России предстоит превратиться из государства, граждане которой заваливают исками международные европейские суды, в принципиально иное, гуманное сообщество людей. Но для подобного перевоплощения, нужна не только новая национальная, но и новая геополитическая идея!..

Работает на: Amiro CMS