Союз Cодействия
Cоциальной Эволюции
(СССЭ)

 

Религиозный сценарий

глобализации.

“Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царствие Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете”. (Матф. 23. 13).

Как мы видим, к началу третьего тысячелетия для человеческого сообщества сложилась тупиковая ситуация. В то время как социальный институт государства, с его коррупцией, болезнями и горами мусора, постепенно изживает себя, мир становится всё более тесным. В эпоху Интернета, межконтинентальных баллистических ракет и полётов в Космос, разобщённые границами, “субъекты международных отношений” не могут найти эффективного решения ни одной из назревших проблем. С другой стороны, не отвечают духу времени и те глобальные социальные проекты, которые, стирая границы, поднимают на щит тотальную капитализацию общества. Быть может что-то стоящее для эволюционного развития цивилизации предлагают мировые религии?

История помнит и Римскую империю, и легендарные походы Александра Македонского, однако одной из первых, кто действительно серьёзно покусился на глобализацию, была Христианская церковь. Именно она провозгласила Евангелия по всему миру, пытаясь на основе единого вероучения объединить народы и нации. Поставим три вопроса. Что хотел сказать Иисус? Как поступила церковь? И что получила Цивилизация?

Два тысячелетия назад условия жизни людей принципиально отличались одним немаловажным обстоятельством – не было технологий, способных легко удовлетворить основные потребности населения. Подавляющее большинство вещей, которые нас окружают, было изобретено и введено в повседневную жизнь лишь в 20 столетии, в век научно-технического прогресса. Производство вещей и оказание услуг непременно сталкиваются с самыми разнообразными проявлениями власти человека над человеком, поэтому контроль над производством и перераспределением материальных благ требует иерархии в отношениях. Наиболее ценные и дефицитные вещи достаются тем, кто демонстрирует незаурядные личностные качества – ум, физическую силу, выносливость, терпение, а также хитрость, коварство, тщеславие. Жизнь в эпоху рынка и валютно-финансовых отношений всецело подчиняется известному закону борьбы за существование и люди, как могут, проявляют животные стороны своей натуры.

Если бы Иисус был знаком с теорией Маркса, согласно которой в основе развития любого общества лежат изменения производительных сил, он бы преждевременно не говорил – “не судите и не судимы будете”. Чтобы построить дом, выучить ребёнка или обуздать преступника, везде нужны сравнения, умозаключения и оценки. Учение Христа весьма не просто, оно как высшая математика для первоклассника, и даже ещё сложнее. Найти в нём нечто полезное может только малая часть людей, которая умеет самостоятельно думать, и которая занимается поиском идей для социального обновления, то есть конструированием будущего.

В прошедшие века тайными знаниями владел узкий круг посвящённых. Выдавать эзотерические истины остальным людям, было не только не принято, но и опасно. Своим ученикам Иисус говорил: “Не мечите бисера перед свиньями”, но что сделал сам? Пошел в нищий, полуголодный, безграмотный народ, и “вывалил” на его бедную голову не убий, не укради, не осуди, не строй храмов…

Как отреагировали правящее чиновничество и духовенство (саддукеи и фарисеи)? Хороший человек, говорит о добре, о любви, но “если оставим его так, придут римляне и овладеют и местом нашим и народом”. Фактически Иисус был обвинён в попытке развала государства и измене Родине. Кто будет защищать страну, если все будут любить ближних? Годы спустя (325 г.) Первый Вселенский Собор пошёл на беспрецедентный шаг, он объявил Христа сыном Божьим. Это был очень хитроумный ход. Помыслы и действия Высшего Разума можно интерпретировать как угодно, а обычному, земному человеку понять Его не дано. В результате те самые Фарисеи, которых Иисус беспощадно обличал, только укрепили свою власть над народом.

“С самого начала – писал П. Д. Успенский – церковное христианство по многим пунктам вступило в противоречия с идеями Христа. В дальнейшем расхождение стало ещё более значительным. Мысль о том, что родись Христос позднее, он не только не смог бы возглавить христианскую церковь, но даже вероятно, и принадлежать к ней, отнюдь не является новой. В эпоху наивысшего блеска, могущества и власти Церкви его, несомненно, объявили бы еретиком и сожгли на костре. Даже в наше, более просвещённое время, когда христианские церкви если не утратили, то, по крайней мере, стали утаивать свои антихристианские черты, Христос мог бы скрываться от гонений “книжников и фарисеев” разве где-нибудь в северном русском скиту”. (“Новая модель Вселенной”).

Пожалуй, в истории человечества не было такого события, которое бы так всколыхнуло общественное сознание. Рассказанная в Евангелиях история жизни и смерти Христа, тронула эмоции миллиардов людей, живших на Земле на протяжении многих веков. В то же время, учение “о любви к ближнему” повлекло за собой различное толкование Библии и, как следствие, привело к огромному числу человеческих жертв. Ни одна природная стихия не уносила столько душ, сколько унесли борьба с еретиками и раскол христианства. Достаточно вспомнить, что лишь в Варфоломеевскую ночь лишились жизни 30 тысяч протестантов. Идеологический спор, разделивший общество, начался уже в самой Иудее, когда земляки Иисуса не приняли его в качестве спасителя.

В современном мире последователи христианского вероучения, помимо трёх основных конфессий – католицизма, протестантизма и православия, разделились на множество сект, каждая из которых толкует догматы писаний так, как хочется идейным лидерам. Сближение христианских церквей сегодня абсолютно нереально, ибо это связано с необходимостью отказа от установленных догматов, а значит и от духовной власти.

Трудно сказать, почему современное христианство, настойчиво исповедующее антихристианские идеи, всё ещё рекомендует прихожанам читать Евангелия. С развитием человеческого интеллекта в мире остаётся всё меньше умов, которые понимают их примитивно, буквально, а скрытый смысл заповедей и притч становится понятным всё большему кругу человечества. Тем не менее, история с Г. Грабовым указывает, что значительная часть общества ещё готова “ходить по воде” и “воскрешать мёртвых”.

Когда по государственному каналу (а в России церковь отделена от государства) показывают батюшек, бегающих с автоматами, что это может означать? Это доказывает лишь одно – закат христианской идеи на данный исторический отрезок времени. Союз меча и кадила убедительно подтверждает тот факт, что официальная религия полностью скомпрометировала и исчерпала себя. Христиане – судьи, христиане – олигархи, христиане – военные … в природе никто никогда не видел хищных ослов. Это мирные травоядные животные. К сожалению, в человеческом обществе эта мировоззренческая мутация закрепилась и овладела душами миллионов. Почему так происходит? Вероятно потому, что ни руководство страны, ни духовенство не видят ясной, геополитической перспективы.

Сегодня государство российское, впрочем, как и другие страны, стоит перед весьма не простым выбором. Патриархальному православию нужны “рабы божьи”, смирённые и ограниченные люди, которыми легко манипулировать. В этом отношении намерения светской и религиозной власти совпадают. Между тем, прорыв в шестой технологический уклад требует совершенно иного сознания. “Опиум для народа” и наннотехнологии – вещи абсолютно не совместимые. Верующий человек – это покорный обыватель, конформист, легко встраивающийся в любые, одобренные авторитетом церкви, действия. Сомневающийся, фантазирующий, творческий человек – это надежда на эволюционные преобразования во всём мире.

Эзотерические идеи, в том числе и те, что хранят Евангелия, в современных условиях практически не жизнеспособны, но это вовсе не значит, что их час не придёт. Они целиком и полностью адресованы постиндустриальному обществу, в котором не будет рынка и эксплуатации человека человеком. В таких условиях преподаватель не будет ставить оценки (судить). В таком мире у военного отпадёт необходимость учиться военному делу (убивать). В таком социальном измерении у людей исчезнет потребность “искать сокровища на Земле” (богатеть). Все, поставленные Христом вопросы, могут быть разрешены в тесном союзе научных (экзотерических) и эзотерических знаний.

В современном мире, помимо трех основных христианских конфессий, существует целый ряд ответвлений (сект), категорически не приемлющих отход от основного вероучения. Все они сходятся в следующем: во-первых, современный мир как никогда близок к гуманитарной и экологической катастрофе (конец света); во-вторых, после вмешательства Всевышнего и перенесенных испытаний наступит Новый Мир, Царство Бога на Земле, в котором останутся только праведники; в-третьих, “придворные” христианские религии, предав учение Христа, идейно обанкротились. Действительно, с этими утверждениями очень трудно не согласиться.

Быть может на основе сектантской интерпретации Библии человечество может найти Путь к лучшему обществу? Вряд ли! Как богословы не бьются над каждой буквой писаний, ничего кроме избитых пассажей и церковной тавтологии извлечь из Евангелий не в состоянии. Библия оказалась “идеологической чёрной дырой” куда угодили огромное число верующих. 37 миллионов баптистов, 16 миллионов адвентистов, 7 миллионов Свидетелей Иеговы, пятидесятники, мормоны, старообрядцы…Когда у них спрашиваешь: “Почему вы не читаете других книг”, отвечают: “В ней всё есть”. Изменилась речь, манера поведения, стиль одежды, режим питания, характер отношений с окружающими. Люди полностью ограничили своё мировоззрение, отказавшись от дальнейшего познания окружающего мира, замкнувшись с сотоварищами в тесном мирке догматов “своей” религии.

Евангелия только один из многочисленных источников, который даёт некоторые ключи к пониманию наступающей эпохи. Стоит внимательно присмотреться, и подобные эволюционные ориентиры можно обнаружить повсюду, но использовать их чрезвычайно трудно. “Пробудитесь” – хорошее название для журнала, но пробудились ли сами иеговисты, совершенно не представляющие при каких социальных условиях исчезнет бюрократия, чиновничество, любая власть человека над человеком; какие предпосылки нужны для того, чтобы отодвинулись в прошлое правовые и валютно-финансовые отношения? Без СО-ЗНАНИЯ ответить на эти вопросы невозможно!

Христианская религия, некогда пытавшаяся объединить народы и нации, в 21 веке уже не претендует на роль социального глобализатора. Распределив сферы влияния, она успокоилась. Сегодня её предназначение сугубо прикладное – психотерапевтическое, то есть спасать (или ловить?) “заблудшие души” и культурно-историческое. Вот и православная церковь заговорила о новом политико-религиозном явлении – “христианской государственности”. Люди по сложившейся традиции ходят в храмы, слушают колокольный звон или органную музыку, ставят свечки, отправляют молитвы. Они крестят детей, венчают новобрачных, читают писания, отмечают церковные праздники, общаются, а патриоты-батюшки, тем временем, освещают боевое оружие и подсчитывают выручку. Настоящая христианская государственность! И духовенству и всему обществу следует понять, что попытки адаптировать христианскую религию под нужды отдельного государства, выхолащивают суть христианского вероучения.

Выдающийся суфийский мыслитель Георгий Иванович Гурджиев полагал, что существует семь возможных реакций людей на внешние стимулы. В соответствии с наиболее развитым способом реагирования, все люди также подразделяются на семь типов. Человек номер один использует в основном инстинктивную и двигательную функцию, поэтому в его психической деятельности преобладают механические реакции. Он сначала делает, а потом думает. Человек номер два – это человек, у которого эмоциональная функция преобладает над всеми прочими. У человека номер три интеллектуальная составляющая получает преобладание над инстинктивной и эмоциональной функциями. Более высокие типы людей встречаются редко, но их реакции есть результат определённого рода усилий.

В соответствии с таким делением человек невольно тянется к определённому типу искусства, варианту познания или религиозного самовыражения. “Существует знание номер один, основанное на подражании и инстинктах, заученное, втиснутое в человека, сообщённое ему долгими упражнениями. Человек номер один, если он таков в полном смысле слова, заучивает всё, наподобие попугая или обезьяны.

Знание человека номер два – это просто знание того, что ему нравится; а того, что ему не нравится, он не знает. Всегда и во всём он желает чего-то приятного. Знание человека номер три – это знание, основанное на субъективно-логическом мышлении, на словах, на буквальном понимании. Это знание книжного червя, схоласта. …Человек номер четыре начал освобождаться от субъективных элементов в своём знании, начал движение по пути к объективному знанию…

… В таком же соответствии стоят друг к другу разные виды религий. Существует религия человека номер один, то есть религия обрядов, внешних форм, жертвоприношений и церемоний, обладающих внешним великолепием и блеском или, наоборот, мрачным, жестоким и диким характером и т.п. Есть религия человека номер два: религия веры, любви, обожания, импульса, энтузиазма, которая очень скоро превращается в религию угнетения, преследования “еретиков” и “язычников”. Есть религия человека номер три – интеллектуальная, теоретическая религия, религия доказательств и доводов, основанных на логических выкладках, соображениях, толкованиях. Религии номер один, два и три – это единственные религии, которые мы знаем; все известные религии и секты принадлежат к одной из этих трёх категорий. Что такое религия человека номер четыре или человека номер пять, мы не знаем – и не можем узнать, пока остаёмся в своём нынешнем состоянии.

Если вместо религии, мы вообще возьмём христианство, тогда снова выяснится, что существует христианство номер один, т.е. язычество в христианском одеянии. Христианство номер два – это эмоциональная религия, иногда очень чистая, но лишённая силы, а иногда полная кровопролитий и ужасов, ведущая к инквизиции и религиозным войнам. Христианство номер три, примеры которого дают разнообразные формы протестантизма, основано на диалектике, доказательствах, теориях и так далее. Затем существует христианство номер четыре, о котором люди номер один, два и три не имеют никакого понятия…

… Науку, философию, все проявления жизни и деятельности человека точно также можно разделить на семь категорий. Но обыденный язык, на котором говорят люди, очень далёк от подобного деления; вот почему людям так трудно понять друг друга”. (П. Д. Успенский, “В поисках чудесного”).

Такую длинную цитату мы привели для того, чтобы осмыслить то, какие люди населяют европейский континент, Евро-Азиатскую Россию, и то, какие люди живут на Ближнем Востоке. Мусульманский мир, претендующий на образование единого сверхгосударства (Всемирного Исламского Халифата), даже не представляет, какую огромную работу надо проделать в сфере духовного строительства людей, населяющих эти страны. Даже создание такой политической структуры, как Евросоюз, с прозрачными границами и единой валютой, потребовал не только политической воли западной элиты, но и сложившихся интеллектуальных предпосылок. Народы должны быть достаточно умны, для того, чтобы понять и принять преимущества социальной интеграции.

А какую картину мы наблюдаем на Ближнем Востоке? Необразованное население, импульсивно реагирующее на любой внешний раздражитель, и теократия, исторически привыкшая к разговору с подданными и выстраивающая отношения с соседями, в духе “восточной хитрости”. Если века назад идеологию и религию насаждали здесь огнём и мечом, то в современном мире такие номера уже не проходят.

Построение Единой Исламской Империи, население которого бы жило по Корану и законам Шариата, сегодня совершенно не мыслимо. Страны, большинство жителей которых малограмотно, а промышленность относительно слабо развита, в прямом военном столкновении с западными державами обречены, тем не менее, у исламского мира есть козыри – естественно природные и что очень важно, демографические. Они позволяют не только угрожать джихадом, но и ассимилироваться с населением других стран. “Ползучая исламизация” с появлением многочисленных мусульманских анклавов на всех континентах, вполне возможная перспектива, однако не стоить забывать и о встречном влиянии. Приобщение мусульман к европейской и американской культуре, к западным образовательным технологиям, к морально-нравственным ценностям и образу жизни, может полностью трансформировать религиозные убеждения.

Надо признать, что радикальный ислам — явление вполне естественное. В его основе лежит идея исламской альтернативы, которая возникла в результате разочарования мусульман и в коммунизме, и в социализме, и в капитализме. Когда отдельные граждане и социальные группы теряют уверенность в завтрашнем дне, всегда тут как тут представители малых и больших религий.

На отдельных отрезках всемирной истории планы мондиалистов и исламских фундаменталистов совпадают. Они могут даже координировать свои действия, тайно помогая друг другу в отдельных акциях, что вероятно, судя по реакции западной прессы на войну в Чечне и на события 11 сентября, и происходит. Принцип такой – сначала мы маленько поможем, друг другу, а потом разберёмся, кто кого. Многочисленные, радикально настроенные исламистские группировки, действующие практически во всех мусульманских странах, способны доставить очень много неприятностей, как развитым демократиям Запада, так и Большим Державам – оплотам многополярного мира.

Тем не менее, далёкие планы отдельных арабских шейхов обречены на неудачу. Мусульманский мир слишком разобщен и многообразен, чтобы можно было говорить о его единстве или единых тенденциях в развитии. Объединенные общей религией, мусульмане расколоты по культурному и языковому признаку. Исторически сложившееся соперничество, подозрительность и претензии на лидерство также подпитывают сепаратизм. Различие в состоянии экономики и стремление к личной власти правителей отдельных стран являются мощной центробежной силой. Невозможно объединиться, не поступившись некоторыми интересами, однако на это арабские лидеры не готовы.

Таким образом, клерикальный сценарий глобализации общества не может рассматриваться в качестве серьёзной эволюционной альтернативы. В Евангелиях есть некоторые ключи-подсказки к позитивным преобразованиям в обществе, но христианская религия фактически отказалась от их использования. Исламская религия, целиком и полностью адресованная населению Азии, построена на утверждениях и запретах, на чинопочитании и традициях. Её догматы всецело регламентируют жизнь человека в обществе, указывая на то, что хорошо и что плохо, что можно и что нельзя, кто свои и кто чужие. Малейшее отклонение в логической составляющей и … разлад в религиозных отношениях. Вспомним хотя бы о том, по каким “процедурным вопросам” разошлись шииты и сунниты.

Вывод. Религиозные доктрины, основанные на эмоционально-логической составляющей ума, не имеют эволюционной перспективы. “Ходи сюда, туда не ходи”, то есть путь запретов и предписаний, хорош для малосознательных и импульсивных народов, но абсолютно неприемлем для чувствующего и творчески думающего человечества.

Работает на: Amiro CMS