Союз Cодействия
Cоциальной Эволюции
(СССЭ)

                Образование в ведущих державах мира.

 

Ковалёв Е.В.  Выступление от 07.10.2008. 

 

Изменение условий проживания человека на планете Земля сопровождается целым рядом социальных явлений, требующих от государственных управленческих структур всех стран кардинальных реформ в сфере образовательных технологий. К таким явлениям следует отнести, во-первых, продолжающееся наступление научно-технического прогресса, с совершенствованием методов производства и высвобождением человека, как от рутинного физического труда, так и от управленческой деятельности. А учитель, между прочим, который ведёт уроки, тоже управленец! Во-вторых, появление глобальной информационной сети, подарившей миру неисчерпаемые возможности самообучения и самоконтроля. В-третьих, кризис мировой экономики, который отчётливо высветил многочисленные абсурды рыночных отношений и неустранимые дефекты капиталистической системы хозяйствования, поставив под вопрос необходимость её существования. Пока нет разумной альтернативы, целесообразность сохранения международного географического разделения труда (МГРТ) и дальнейшего развития валютно-финансовых отношений между странами ещё не ставится под сомнение. Но завтра всё может измениться. К такому развитию событий традиционная школа на всех континентах не готова.

Современный мир глобальных информационных технологий бросает обществу новые вызовы, а школы и университеты по-прежнему ориентированы на политические и экономические нужды конкретных стран. Сегодня интересы государств нацелены на ликвидацию безграмотности и профориентацию молодёжи, на поиск инновационных перспектив и на адаптацию национальных систем образования к потребностям общего рынка. В тоже время, масштабная безработица, огромная масса невостребованной рабочей силы, на фоне интенсивного роста общественного самосознания, потребует от грядущих моделей образования задуматься и о потребительском спросе.

Люди становятся умнее, но внедрение технологий и растущие возможности производства оставляют их без работы. Они пополняют армию тех, кто торгует и занимается продвижением услуг населению, но труд менеджеров, дилеров, риэлтеров и прочих посреднических звеньев между производителем и потребителем в эпоху информационных технологий недолговечен. Он напоминает танец мотыльков вокруг лампочки. Лампочка, то есть мировая финансовая система, перегорит и танец кончится. Кому в наступающую эпоху будут адресованы услуги докторов и юристов, менеджеров и экономистов? Быть может, если население планеты станет не только более квалифицированным и умным, но и более мудрым, труд многих профессионалов окажется востребованным лишь по минимуму или вовсе лишится спроса?

Как мы видим, глобальной системе образования всех странах мира предстоит адаптироваться к меняющимся геополитическим, демографическим, климатическим и прочим реалиям. Сегодня экономически развитые государства планеты придерживаются таких моделей образования, которые наиболее полным образом отвечают избранному ими сценарию глобализации. Так, американская система просвещения нацелена на индивидуализацию сознания и адаптацию личности к мировой рыночной экономике, что соотносится со стратегическими планами Запада на мондиалистский сценарий глобализации. Образовательная система в России исходит не столько из потребностей личности, сколько из потребностей общества, что полностью согласуется с внешнеполитической стратегией государства на курс к многополярному миру. Попробуем более полно разобраться в том, что сегодня отличает образовательные системы ведущих мировых держав?

Американская модель просвещения с одной стороны не нагружает детей лишними знаниями, с другой стороны, пытается максимально приспособить человека к конкурентным отношениям в условиях рынка. Существует широко распространённое мнение об интеллектуальной ограниченности американского обывателя, при характерной для него сметливости, деловой хватки и предприимчивости. К очевидным недостаткам система образования США относят тот факт, что она не производит ни хорошо образованных граждан, ни профессионально подготовленную рабочую силу. Естественно, форпост мировой демократии не может держаться лишь на таком обывателе. Значительная часть молодёжи желает учиться и получать глубокие знания в отдельных сферах деятельности, и она имеет такую возможность, обучаясь в престижнейших университетах Америки. Таким образом, страна даёт прекрасное образование элите, но не обеспечивают высокий средний уровень.

Критиковать американское начальное и среднее образование можно, но если не принимать во внимание геополитическую стратегию государства и его союзников, это будет, по крайней мере, наивно. Так профессор Мичиганского университета Гарольд Стивенсон, исследовавший в течение 10 лет образовательные системы США, Китая и России, признал азиатскую систему наиболее эффективной. Он выяснил, что главным камнем преткновения для американской системы образования было отсутствие уважительного отношения в обществе и государстве к школьным успехам детей.

В азиатских школах, отмечает автор, существуют большие классы, дети сидят по двое или даже по трое, учитель дает общее задание для всех, ученики отвечают вслух перед всем классом, то есть система обучения групповая. В американской школе дети сидят по одному, задания даются педагогом индивидуально, чаще всего в виде тестов, причем для более слабых учеников задания легче. Здесь считают, что главное не обидеть ребенка, не выставить его на посмешище, не нанести ему психологической травмы. Стивенсон доказывает, что в группе ученик быстрее адаптируется к условиям жизни в обществе, и «посмешище» играет роль стимула, побуждающего лучше учиться.

Если бы учёный педагог учитывал курс геополитических устремлений своей страны, он, возможно, повременил делать такие выводы. Сплочённые группы и коллективный подход к обучению хорош тогда, когда государственная политика направлена, прежде всего, на сохранение суверенитета страны, а не на интеграцию в мировое сообщество. Америка же, несмотря на воспевание американской нации, таких задач не ставит. Её цель – новый мировой порядок. Кажущиеся недостатки той или иной модели образования с течением времени и сменой социальной парадигмы вполне могут оказаться её достоинствами.

Отличительной чертой образовательной системы Германии является ранняя дифференциация учащихся в соответствии с их успеваемостью. Уже после четырёх лет обучения в начальной школе федеральное законодательство ставит ребёнка и его родителей перед выбором, какую дорогу в жизни ему предпочесть? Целью двухгодичной ориентировочной ступени обучения в немецкой школе является профориентация и осмысление человеком дальнейших жизненных планов. В основную школу идут молодые люди не склонные к интеллектуальной деятельности и предпочитающие практические, рабочие специальности. Наиболее подготовленные ученики делают выбор в пользу реальной школы или гимназии, после которых открывается дорога к вузовскому образованию.

Если в России ранняя ориентация на профессию в системе среднего образования отсутствует, и большинство школьников до 15-16 лет не особенно задумываются о будущем, то в Германии подготовка профессиональных кадров для государственных социальных сфер поставлена на поток. Не в образовательном ли феномене кроются конкретность, расчётливость, исполнительность и точность, характерные черты, присущие высокоорганизованной немецкой нации?

Весьма самобытна государственная образовательная система Японии. Несмотря на то, что в основу японского образования после второй мировой войны была положена американская модель просвещения, отличаются они самым разительным образом. Образование в “Стране Восходящего Солнца” – это культ, всецело поддерживаемый семьей и обществом, поэтому причина длительного технологического превосходства Японии над другими странами кроется в умении японцев терпеливо выслушивать педагогов и работать с учебным материалом.

“Учиться, учиться и учиться” – этот ленинский призыв стал главным основополагающими принципом для миллионов молодых японцев, мечтающих преуспеть в конкурентной борьбе со сверстниками, с коллегами, с другими народами и нациями. Учиться, чтобы поступить в престижную школу, учиться, чтобы пройти по конкурсу в лучший университет, учиться, чтобы попасть на работу в процветающую корпорацию. Помимо обучения в основной школе значительная часть учащихся младших и средних классов и подавляющее большинство старшеклассников в вечернее время посещают дополнительные репетиторские занятия или подготовительные курсы, называемые в Японии дзюку (“школа мастерства”). Подсчитано, что японские дети проводят в стенах школ до 240 дней в году, ежедневно сидят за партой до 8-9 часов, выполняют домашние задания до 2 часов в день, в то время как их американские сверстники учатся лишь 180 дней в году и занимаются выполнением домашних заданий примерно 30 минут.

Такой напряжённый учебный год с множеством экзаменационных стрессов, должен был бы, несомненно, сказаться на психическом состоянии детей и подростков, но в этом вопросе на помощь школе приходит самая прогрессивная религиозно-философская система – дзен-буддизм. Важной особенностью образования в Японии является понятие “кокоро”, означающем идею образования, которая формирует позитивные черты личности человека. На русский язык “кокоро” можно перевести как сердце, душа, разум, гуманизм. Считается, что развитие знаний и навыков в начальной школе, не так важно, как формирование гуманного отношения к окружающему миру. В содержании понятия “кокоро” включаются уважение к человеку и животным, симпатия и великодушие к другим людям, поиск истины, способность чувствовать прекрасное и возвышенное, обладать самоконтролем, сохранять природу, вносить вклад в развитие общества. Данный принцип пронизывает содержание всех программ, предметов, всю рутинную ежедневную жизнь.

Японская образовательная система единственная в мире, где существует обязательное высшее образование и где труд учителя оценивается выше труда военных и чиновников. Многие на Западе всерьез полагают, что образование в Японии сводится к обычной зубрежке и не допускает самостоятельного поиска истины, однако секрет японского технологического чуда как раз и заключается в массовой генерации творческих идей. Ноу-хау не рождаются без определённых предпосылок на ровном месте. Для проявления гениальных открытий и изобретений нужны соответствующие условия, и в Японии они старательно создаются. Тем не менее, нацеленная на сверхинтенсивную передачу знаний, японская модель образования также далека от идеала, ибо действует вслепую, не имея отчётливого представления о внутреннем мире человека и эволюционных задачах общества.

Система образования в Китае складывалась не без влияния социалистических идей бывшего СССР. Разбросанность территории Китая, не очень развитая социальная инфраструктура, аграрная направленность экономики многих провинций страны, не позволяют охватить современными информационными технологиями все регионы “поднебесной империи”. Между тем, здесь ещё в 1993 г. была принята "Программа реформ и развития образования", а также программа информатизации образования и создания общенациональной телекоммуникационной сети обучения. В результате проведённых реформ в Китае остаются неграмотными лишь 15 % взрослого населения. Это процент значительно ниже, чем в соседних странах Индии, Пакистане и Бангладеш.

В отличие от Японии, в Китае нет такого культа образования. Поскольку обучение в начальной и средней школе бесплатно, а ориентация на профессию начинается лишь в старших классах, дети спокойно учатся по темам и программам, разработанными и утверждёнными соответствующими ведомствами. В стране существуют множество вузов с уровнем образования вполне сравнимых с американскими колледжами. Цели их сугубо практические – подготовка специалистов для реальных секторов экономики.

Углублённая, целенаправленная научно-исследовательская работа, характерная для университетов США, является весьма слабым звеном образовательной системы Китая. Вполне вероятно, что определённый отпечаток на деятельность традиционной школы накладывают китайские национальные религии – конфуцианство и даосизм, требующие безоговорочного почитания родителей и учителей. Когда люди из поколения в поколение передают одни и те же знания, эти знания превращаются в освященные временем догмы, посягать на которые считается неприличным. Исторически сложившиеся стереотипы мышления и поведения менять чрезвычайно трудно. Быть может, по этой причине мир практически не знаком с гениальными китайскими изобретателями и учёными, но результаты великолепно вымуштрованных китайских спортсменов известны всем. Никто не ждёт от Китая прорывных, революционных технологий и открытий, но население всех стран мира отлично знает знаменитые китайские подделки.

Как мы видим модель образования в Китае советская, но с восточной спецификой, выражающейся в безоговорочном почитании авторитетов и неукоснительном следовании традициям. Максимум усердия, терпения, трудолюбия и минимум элементов творчества – фантазии, воображения, самостоятельного поиска истины. Это в России народ-бунтарь, вольнодумец, всерьёз не воспринимает чиновников, учителей и советчиков, а в Юго-Восточной Азии всё наоборот. Здесь почитание – традиция.

Индийская система образования в последние десятилетия только начинает входить в глобальное информационное образовательное пространство. Страна, где до половины взрослого населения остаётся безграмотным и до четверти людей живёт за чертой бедности, на протяжении веков культивировала гуманные, ненасильственные способы обучения. Сбросив оковы английского колониального ига, великая нация махатм ещё долго ориентировалась на древнеиндийские подходы передачи знаний, однако международная обстановка и угроза сепаратизма вынудили некогда мирную державу пересмотреть государственную концепцию образования.

Сегодня Индия не только вошла в число ядерных держав, она стала одним из мировых лидеров в разработке и производстве интеллектуальных технологий. В новом столетии правительство Индии поставило труднейшую задачу охватить начальным и средним образованием все слои населения. Между тем, у миллионов людей, всецело занятых сельским хозяйством и скотоводством, серьёзная мотивация учиться отсутствует. Особое отношение к образованию сформировалось в стране не без влияния на умы индийцев религии индуизма, исповедующей освобождение от телесной концепции бытия. Другая господствующая религия – буддизм, и вовсе призывает к созерцательному образу жизни, подчёркивая важность осознания и преодоления чувственных наслаждений. Но, пожалуй, самым заметным явлением современной индийской философской мысли, впервые пробившейся сквозь догмы индуизма, стали труды Кришнамурти, Шри Ауробиндо и Ошо Шри Раджниша. Эта легендарная тройка буквально покорила искателей истины во многих странах мира.

К сожалению, выдающиеся искатели истины уклонились от обсуждения важнейшего аспекта социальных отношений – от объективного анализа психологии труда и психологии власти. Многие элементы материального мира (автомобили, самолёты, компьютеры) устроены чрезвычайно сложно. Сегодня их невозможно произвести без коллективного сотворчества, в котором обязательно присутствует иерархия в деловых отношениях, поэтому критиковать и высмеивать карикатурные черты современного общества уже мало, так как назревает настоятельная необходимость искать альтернативные методы управления производством.

Громадный интерес представляет древнеиндийская методология обучения. Одно дело чему учить, но не менее важно как учить. На одной из лекций по индийской культуре и духовности выдающийся индийский мудрец Сатья Саи Баба говорил: “Древняя система образования в Индии была основана на произнесённом слове. Практика записывания всего не была основным методом обучения. Студенты слушали преподаваемый учителем предмет с величайшим интересом, и он запечатлевался прямо в их сердцах. Это было основной причиной высоких стандартов образования в древней Индии. Весь процесс общения был устным. Не было никакого жёсткого расписания или даже учебных планов и программы. Учителя преподавали студенту любые науки или предметы, которые студент жаждал изучить. Не было никакого вмешательства со стороны правительства. Поэтому процесс преподавания-изучения осуществлялся целиком от сердца к сердцу. Студенты держали свои сердца открытыми, а учителя наполняли их знанием. Именно такое обучение от сердца к сердцу позволяло Индии распространять мудрость и знание по всему миру. Уроки преподавались в любое время; время дня или ночи никогда не имело значения. Сердца учителей были в высшей степени чистыми и священными. Они не брали какой-либо платы со студентов за то, что наделяли их знанием. Забота о нуждах учителей лежала на плечах общества. В зависимости от своих способностей и возможностей граждане вносили средства, которые шли на оплату жизненных потребностей учителей, и обеспечивали им все условия. Но никогда не было какой-либо платы, которая взималась бы со студентов. Благодаря всему этому образовательная система Индии была глубоко священной, в высшей степени значимой и проникнутой блаженством. Но, к сожалению, индийцы пренебрегают своей древней системой образования и, в результате, теряют бесценное наследие знания и блаженства…

…Я не удовлетворён существующим образовательным сценарием. Сегодня люди могут учиться столько, сколько они желают. Но какой толк от этого образования? Они заняты зарабатыванием денег, а не накоплением добродетелей. Деньги, вне всякого сомнения, необходимы, но они – не главное в жизни. Добродетели – вот что имеет первоочередное значение. Всё, что вы выучили, когда-нибудь забудется. Духовное образование – это то, что сегодня действительно нужно”. (Из лекций по индийской культуре и духовности в Бриндаване, 2002 год).

Описанная выше, древнеиндийская методология обучения не детализирует многоступенчатый и разнонаправленный процесс передачи знаний в современном мире. Между тем, просветительские принципы, на которых когда-то опиралось преподавание, не только не должны кануть в лету, золотыми буквами они будут вписаны в стратегию глобального образования наступающей эпохи. Индийские подходы к обучению тем и ценны, что позволяют наиболее эффективным образом формировать сознание новых поколений людей.

Сегодня Индия, имеющая колоссальный опыт образования “от сердца к сердцу”, безоглядно ринулась в омут мировой экономической системы. Это и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что в эпоху Интернета и полётов в Космос многомиллионное население великой державы уже не может оставаться в положении интеллектуального изгоя. Независимо от рода деятельности и кастовой принадлежности, каждому человеку нужны обширные познания о себе и окружающем мире. Плохо, потому что индийская научная и политическая элита, всерьёз воспринимая капиталистический тип социальных отношений и пытаясь адаптироваться к ним, забывает о наработанных духовных традициях.

Современная система образования Индии неповторима и уникальна. Выросшая из древнеиндийских трактатов, она пытается встроиться в мировую экономическую систему, но в силу культурно исторических особенностей создать культ образования в масштабах страны ей будет чрезвычайно сложно. Следует ли оценивать систему образования той или иной страны, исходя из уровня организации её научно-технической базы? Люди, которые всю жизнь проводят в уединении, посвящая её медитации, выключены из активного участия в созидательной деятельности и, с позиций экономики, совершенно бесполезны для государства. Тем не менее, именно этим людям будущие поколения смогут быть признательны за сверхчувственные откровения в отношении свершившихся событий и событий прогнозируемых, которые могут наступить, если люди создадут условия, для их проявления.

Американская система образования лишь отдалённо напоминает индийскую. В ней также средний уровень начального и среднего образования относительно не высокий, но менталитет американского обывателя позволяет неплохо ориентироваться в условиях рыночной экономики. Необходимо отметить, что помимо общеобразовательной и высшей школы, на мировоззрение американцев весьма значительное влияние оказывает религия. Наиболее активно воздействуют на умы людей протестантские организации (баптисты, иеговисты, евангелисты, мормоны) и католическая церковь. Но если Бхагавад Гита приглашает людей к физическому и духовному совершенствованию, если великолепные проявления выносливости йогов известны всему миру, если мудрость индийских гуру служит эволюции сознания людей и народов, то эзотерические откровения, заложенные в Новом Завете, для последователей христианства остаются закрытыми. Вероятнее всего, правительство США сознательно не спешит вносить прогрессивные изменения в систему школьного образования, ибо далёкие планы мондиалистских структур предусматривают экономическую иерархию в социальных отношениях.

Казалось бы, японская система образования, с её культом знаний, достойный образец для подражания, но зададим вопрос, с какой осознанной целью японские дети подвергаются “интеллектуальной пытке”? Ответ очевиден – чтобы выиграть в конкурентной борьбе с другими людьми, однако мир всё больше убеждается, что умение “работать локтями” в условиях рыночной экономики совсем не та задача, которая должна стоять перед мировой системой образования. Экономический хаос, с которым цивилизация столкнулась сегодня, не просто очередной кризис мировой финансовой системы. Общество очень долго закрывало глаза на концептуальные ошибки экономических теорий, ибо человеку логику нужны были конкретные мотивы для созидательной деятельности. Понастроили небоскрёбов, полетели в Космос, придумали Интернет, а теперь пришло время притормозить научно-техническую гонку и задуматься о будущем.

Две страны, Индия и Япония, в одной их которых развитие логического мышления явно недооценивается, тогда как в другой интеллект, с его рациональным, прагматичным отношением к жизни возведён в ранг главной человеческой добродетели. Где истина? Согласно теории нейронных полей развитие логического мышления в ущерб образному мышлению чревато внутренней дисгармонией и ведёт к чрезмерно выраженной эмоциональной составляющей психических проявлений. Исходя из данного утверждения, мы наблюдаем явные перекосы, диспропорции, как в индийской, так и в японской системе просвещения. Если в Индии нет ясного понимания задач стоящих перед национальным образованием, то в Японии и государственная и частная системы передачи знаний реально нацелены на формирование личностной составляющей человеческой души.

Китайская система образования практична в том смысле, что не поощряет никакого проявления инакомыслия – идеальная модель для закрытого государства, особенно не озабоченного проблемами цивилизации в целом. Врачи и юристы, рабочие и крестьяне, политики и духовенство, все профессиональные подразделения государственной машины трудятся на своих местах, не обращая внимания ни на какие внешние угрозы. Если образовательные технологии японцев всё же поощряют творчество, позволяют развивать фантазию и воображение, то в Китае школьная методология подчинена классической накачке знаниями от поколения к поколению. Новые открытия в области естествознания, новые технические разработки, вся инновационная сфера находится под пристальным мониторингом разработчиков целевых программ. Все новое анализируется практичными умами государственных чиновников от образования и подаётся в школы в виде “разжёванной интеллектуальной каши”.

Почему китайские граждане едут учиться в страны Евросоюза, США и Россию? Они приобретают “знания, которые не знают” (Ошо), однако этих знаний хватает для того, чтобы занять профессиональные ниши и включиться в конкурентные отношения. Американцы шутят: “наши университеты, это места, где русские профессора учат китайских студентов”, но одно дело просто наполнить архивную память заученными знаниями, и совсем другое дело измениться внутренне, развив в себе наиважнейшие грани человеческой души – сферы ощущений, чувств, предчувствий. Вот почему технологический бум, наблюдаемый в Китае в последнее десятилетие, конечно же, не является духовным прорывом нации.

Немецкая система образования, по сути, близка к китайской, с той лишь разницей, что высшим и средним профессиональным образованием охвачено в стране практически всё население. Точность, пунктуальность и прагматичность немцев вполне сравнима с исполнительностью и рациональным отношением к жизни подданных Поднебесной империи. В странах, удалённых друг от друга на тысячи километров, преклонение перед мнением авторитетов и склонность к консервативному мышлению сделали схожими мировоззрение совершенно разных народов. Расовые особенности и культурно-исторические традиции накладывают отпечаток на сущностные черты отдельных наций, однако характер личности людей на всех континентах формируется при жизни, прежде всего, под влиянием воспитания, образования и религиозных верований.

В то же время, несмотря на догматизированную систему образования, немецкая нация дала миру многих гениальных учёных, внёсших неоценимый вклад в сокровищницу человеческой мысли. Несмотря на то, что китайское древо цивилизации насчитывает не менее тысячелетий истории, чем арийское, научно-техническое отставание азиатской сверхдержавы не вызывает сомнений. Определяющим фактором психологической эволюции в современную эпоху является не умение логически мыслить и впитывать информацию, а готовность народов к развитию сущностных составляющих души. Согласно планетарной психологии, развитая сущность включает в себя такие критерии, как восприимчивость, интуитивность, чувственность и мудрость. Именно поэтому следует признать, что наиболее ценный опыт для образования будущих поколений накоплен народами Индии и России. Почему России? Об этом мы будем говорить на следующих встречах, однако замечу – нельзя оценивать успехи образования по экономическим показателям и по уровню потребления, как это делают западные эксперты.

Интересен и поучителен образовательный опыт “Страны Восходящего Солнца”, где курс на интенсивное развитие интеллекта дал весьма важные позитивные результаты. Вплотную приблизившись к созданию разумных машин и самоуправляемых производственных комплексов, Япония уже внесла огромный вклад в демонтаж мировой финансовой системы и в рождение общества, свободного от власти человека над человеком. Сократия, как грядущий принцип социального управления, может и должен прийти на смену демократии, а дебюрократизация общества станет естественным следствием духовной эволюции человечества. Успехи Японии в создании новых интеллектуальных технологий выдвигают её феноменальную систему образования в число безусловных лидеров движения цивилизации к идеалу социального единства, однако позитивный опыт её следует использовать с серьёзными оговорками.

Несмотря на разрекламированную по всему миру систему высшего образования США и Великобритании, с их знаменитыми колледжами и университетами, она явно не направлена на поиск духовной гармонии человека в обществе. Знания, которые даются самыми заслуженными педагогами и лауреатами премий – это всего лишь фрагменты сведений о мире, интерпретированные другими людьми. Сведения эти могут быть не точными, не совсем верными или даже совсем не верными, поэтому иметь диплом Гарварда, Кембриджа или Оксфорда, безусловно, престижно, однако в наступающую эпоху быть ходячей энциклопедией накопленных знаний уже недостаточно. На смену покорному, верующему учащемуся и студенту, должна прийти иная личность, познающая, сомневающаяся и творческая.

Высокоорганизованная, скоординированная образовательная стратегия Германии также уже не отвечает требованиям наступающей эпохи. Учащиеся хотя и имеют возможность выбрать специализацию на начальном этапе обучения, но нацеленность на получение знаний, умений и навыков в узкой сфере деятельности и полная финансовая зависимость от избранной в детстве профессии, ограничивают мировоззрение человека, откладывая негативный отпечаток на его сознание. В тоже время, именно в немецкой школе проводится важная психологическая граница между периодом детства и временем осмысления человеком дальнейших жизненных планов.

В вышеприведённом анализе мы не рассматривали наработанный опыт систем образования других стран мира, однако следует признать, что каждая национальная система опирается не только на свою историю и традиции, но и на геополитическую и экономическую стратегию государства.

Коренная ошибка глобальной системы образования состоит в том, что она пытается адаптировать обучаемых к потребностям общего рынка, тогда как сама финансовая система цивилизации, испытывая жесточайшие спады и кризисы, базируется на псевдонаучном фундаменте. В тоже время почти все государственные структуры в подходах к становлению внутреннего мира нового человека, игнорируют его сущностное, сознательное начало. Проект глобальное образование, в котором с течением времени смогло бы участвовать всё планетарное сообщество, должен исходить не столько из экономических мотивировок к труду, сколько из более высоких, духовных стимулов к созидательной деятельности.

Способна ли Россия создать такую модель образования, которая бы наиболее полным образом отвечала эволюционным запросам общества и способствовала росту сознания людей и народов? Ответить на этот вопрос невозможно, если не представлять глобальных целей, стоящих перед человеком и человечеством. Эти цели должны не просто отвечать политической конъюнктуре и сиюминутным экономическим интересам отдельного государства, но и учитывать всю совокупность демографических, экологических, климатических и прочих вызовов. Очевидно последовательность кардинальных реформ в сфере просвещения той же России, должна быть ориентирована на её первоочередные, последующие и отдалённые планы.

 

Работает на: Amiro CMS