Союз Cодействия
Cоциальной Эволюции
(СССЭ)

Структура занятости населения

и эволюция школы.

 

 

Чтобы полнее разобраться в вопросах образования, следует проследить за возможным изменением профессиональной и непрофессиональной структуры занятости населения. К профессиональной структуре занятости мы отнесём виды деятельности, вписывающиеся как в легальные, так и в нелегальные формы экономических отношений. Официальная статистическая отчётность, как правило, игнорирует теневую сферу экономики, представляя лишь цифры занятости в легализованных профессиях. Между тем, воровство, разбой, мошенничество, рэкет, проституция, коррупция и прочий криминальный промысел, также представляют виды профессиональной деятельности, благодаря которым живёт немалая часть общества.

К непрофессиональной структуре занятости относится внеэкономическая деятельность населения. Это неоплачиваемый или почти неоплачиваемый труд учащихся, домохозяек, пенсионеров, инвалидов, безработных, а также военнослужащих по призыву и заключённых.  Труд – это любая социально ориентированная деятельность человека, в том числе и криминальная, а работа – это широкий спектр видов деятельности, в которых творческая составляющая либо отсутствует, либо выражена крайне слабо.

В современном мире множество людей зарабатывают на жизнь разными способами, поэтому их экономические интересы не могут быть отнесены только к одному виду занятости. Это в советские времена с юмором воспринималась реплика из популярного кинофильма: “Чтоб тебе жить на одну зарплату!”. Ныне времена изменились. Студенты учатся и подрабатывают, чиновники, исполняя должностные обязанности, попутно берут взятки, пенсионеры, получая мизерную пенсию, торгуют, и этот круговорот продолжается. Сегодня человек работает инженером, а через месяц садится за руль и начинает калымить; сегодня учитель учит, через полгода бросает школу и идёт в сетевой маркетинг. Учитывает ли статистика службы занятости непрерывную экономическую миграцию?

Тем не менее, кое какие выводы в отношении общего фона занятости в России сделать можно. Считается, что трудовые ресурсы страны составляют примерно 90 млн. человек. Из них численность экономически активного населения составляет 70 млн. человек, то есть почти половина российского населения, а 20 млн. – это учащиеся, домохозяйки и безработные. Остальные 55 млн., большинство из которых малолетние дети и пенсионеры, выключены из активного участия в экономической деятельности.

Если рассматривать виды легальной деятельности, мы увидим такую картину. Примерно по 7% приходится на 7 профессиональных групп – на медиков, педагогов, силовиков, управленцев, инженерно-технических работников, служащих и аграриев. На рабочий класс приходится 20%, в торговле и сфере услуг занято 15% и транспортники (водители + ремонтники) составляют до 10% трудящихся. Оставшиеся 6% населения заняты в более редких профессиях. Это журналисты, артисты, спортсмены, научные работники, духовенство и так далее.

Нелегальные виды деятельности как бы растворены в 90 миллионном трудовом ресурсе России. Эти виды целесообразно разделить на криминальные и смешанные. Если первые занимаются исключительно криминальным промыслом, то вторые сочетают криминал с легальной работой. “Для обозначения особого вида преступной деятельности А.И.Гуров ввел понятие «криминальный профессионализм», признаки которого позволяют лучше уяснить сущность и понятие профессиональной преступности. Термин «криминальный профессионализм» обозначает лишь ту устойчивую преступную деятельность, которая имеет признаки, присущие профессии.

Профессия — род трудовой деятельности, занятий, требующей определенной подготовки и являющийся обычно источником существования. Из этого определения вытекают три признака профессии: род деятельности, определенная подготовка, получение материального дохода. Четвертый признак профессии — связь индивида с социально-профессиональной средой.

Криминальное ремесло обладает тем же набором признаков и характеристик, что и любая профессия вообще. Разница лишь в том, что лицо, владеющее определенными профессиональными навыками при занятии легальной деятельностью, прилагает свои силы и знания для достижения позитивной цели как для себя лично, так и для общества и государства в целом. Профессиональный же преступник, занимаясь нелегальной, социально осуждаемой деятельностью, направляет усилия для достижения лишь собственной позитивной цели, являющейся резко отрицательной для других граждан, общества и государства”. (“Профессиональная преступность в России”, Шигина Н.В.).

Между тем, весьма сомнительным представляется то утверждение, что в наступивший век люди, занимающиеся легальной деятельностью, прилагают свои силы для позитивных целей. Сегодня труд представителей бюджетной сферы является деятельностью, в которой пересекаются все издержки и недостатки исторически сложившихся, но морально устаревших общественных связей. Это труд педагогов и врачей, труд прокуроров и адвокатов, труд священников и военных, труд артистов и политиков… Труд-стагнация – это труд, законсервированный во времени, необходимый до тех пор, пока не предложено ничего лучшего и позитивного.

Итак, какова может быть альтернатива?

Очевидно, что на раннем этапе идеал-глобализации стратегия образования должна исходить из поставленных задач переориентации страны на дебюрократизацию и деэкономизацию общества. Новые технологии в промышленном производстве, продолжающие освобождать человека от монотонного физического и социально конфликтного управленческого труда, придут тогда, когда миллионы людей получат возможность формировать и использовать творческий потенциал образного мышления. В связи с этой задачей часть школ в городах России должна быть перепрофилирована под типовые школы, учитывающие индивидуальные особенности человеческой психологии.

Напомним, что в соответствии с особенностями нейрофизиологии человека, в будущем может быть открыто 6 типов образовательных учреждений – школа развития восприятий, школа формирования интуиции, школа чувств и воображения, школа теоретических знаний, школа осознания желаний и школа физического совершенствования. Первые три типа школ – школы сущностного развития, пока не известны обществу. Они могут быть обустроены не как обычные казённые учреждения, а как особым образом оборудованные зоны, где люди получат уникальные возможности для самоанализа и самообучения.

Развитие восприятий и ощущений в наш век практически выключено из поля внимания системы образования. На сегодня это направление знаний о внутреннем мире человека фактически не развивается. Теоретически модальности восприятия изучаются, но в реальной жизни сознательно не используются. А напрасно! Массовое открытие школ перцептивного развития позволит огромному количеству людей с ранних лет подружиться с клетками, тканями и органами своего тела, понять их язык и взять ответственность за здоровье в собственные руки. Фактически, школы развития восприятий и ощущений должны прийти на смену неэффективной ныне, профилактической медицине. Такие школы должны быть оснащены мониторами для наблюдения за основными параметрами здоровья, приборами для биорезонансного тестирования, аппаратурой для ультразвуковой диагностики, зеркалами Козырева (специальная система алюминиевых вогнутых зеркал) и многими другими инструментами, позволяющими осуществлять биологическую обратную связь сознания с телом.

Сегодня мы называем людей, которые диагностируют и лечат, врачами, но по сути это такие же учителя, только в белых халатах. Действуют они исходя из экономической целесообразности, поэтому есть меткая шутка: мечта любого врача, чтобы бедные не болели, а богатые не выздоравливали. Когда люди приобретут умения и навыки непосредственного общения с собственным организмом, они перестанут перекладывать ответственность за своё здоровье на врачей и медицину, и тогда огромная часть социальных проблем будет снята.

Ко второму типу школ сущностного развития относятся школы формирования интуиции. Повсеместное открытие школ сенситивного развития могло бы иметь целый ряд важных, позитивных следствий. Наслаждение красотой естественной природы, общение с представителями её флоры и фауны, позволило бы не только детям, но и взрослым приобщиться к чудесному миру предчувствий.

Общеобразовательная школа не даёт даже самых общих, самых поверхностных представлений о медитации. Между тем, именно в созерцании, в сосредоточении внимания на разнообразных картинах природы, рождается то, что предшествует чувству. Главная задача, которая могла бы стоять перед сенситивной школой, заключается во всемерном содействии развитию в человеке его интуитивных, чувствительных способностей. Чувствительность – это тонкое различение оттенков разнообразных ощущений, которые даются посредством восприятий. Созерцая, человек отождествляется с тем, чему он уделяет пристальное внимание, с людьми, с животными, с растениями, с объектами неорганической природы. Если он посвящает диалогу с природой значительную часть своего времени и делает это постоянно, рождается непередаваемое ощущение единства, слитности с окружающим миром, и тогда весь мир становится для него своим, понятным и близким.

Когда люди смогут сознательно посвящать своё время медитации, скрытые человеческие способности, которые сегодня мир относит к паранормальным явлениям, станут вполне обычными и заурядными, и тогда та часть социальных проблем, которая ныне находится в компетенции медиков, правоведов, метеорологов и прочих специалистов, благополучно уйдёт в прошлое.

Социальная поддержка идеи открытия третьего типа сущностных школ – школ чувственного типа обещает не только глобальную переориентацию духовно-нравственных ценностей, но и прорыв в открытии и освоении новых интеллектуальных технологий. Основная задача ч-школы – предоставление человеку возможности размышлять, не прибегая к механизмам долговременной памяти. Способ мышления, в котором нет таких элементов логики, как сравнения, суждения, оценки, умозаключения, называется воображением. В мире воображения присутствуют образы, мечты, фантазии, грёзы, догадки, озарения. Представляя собой одну из высших психических функций, в то же время, воображение является ментальным отражением чувственной сферы человека. Если кора мозга, располагая массой ассоциативных связей между нейронами, думает логически, критически, то подкорковые нервные центры думают иначе – образно.

Школы развития чувств должны быть устроены как центры, в которых человек мог бы максимально возможно выразить себя через полёт фантазии, через мечтания и перевоплощения. Астрономические обсерватории, аквариумы и океанариумы, лаборатории и кинозалы, аудитории и кабинеты для релаксации, должны самым естественным образом вписаться в живописные уголки природы.

Социальная поддержка идеи открытия школ чувственного типа обещает не только глобальную переориентацию духовно-нравственных ценностей, но и колоссальный прорыв в открытии и освоении новых интеллектуальных технологий. Талант и человеческий гений, являясь могучей созидательной силой, требуют создания определённых условий, почвы для своей реализации. Когда общество сможет подчинить коллективный разум эволюционно значимым проектам, оно создаст все предпосылки для построения принципиально иной, более зрелой цивилизации.

Медитация-размышление, позволяющая включить на полную мощность творческий потенциал человека и чувство всеобъемлющей любви к миру, родные сёстры, ибо рождаются одновременно, в процессе глубокого самопостижения. Для того чтобы совершить гигантский скачок в сторону шестого технологического уклада, России необходимы миллионы умов, умеющих по-настоящему думать, обладающих громадными творческими ресурсами.

Следующие три типа школ – это школы личностного развития, в которых люди получают информацию не самостоятельно, а преимущественно через посредников, обращаясь к авторитетному мнению разнообразных источников. Сегодняшняя общеобразовательная и высшая школы во многом являются предшественниками школ умственного типа. Здесь, под разговоры о творчестве, всецело царствует дух логики, прагматики, расчёта. Дети, как зверьки в лесу, подстраиваются под характер и настроение учителя, а со временем, привыкая к суду и оценкам преподавателей, начинают демонстрировать животные стороны своей натуры.

Новая школа умственного развития также сможет развивать интеллект, но делать это будет весьма осмотрительно, не используя тонкие формы принуждения, такие как оценки, экзамены, обязательное посещение уроков, неукоснительное требование дисциплины. Когда человеку будет действительно необходимо что-либо узнать и освоить, он, естественным образом, будет и настойчивым, и любознательным, и прилежным, и дисциплинированным.

Школы эмоционального типа нужны для того, чтобы люди могли осознанно разобраться в своих желаниях и побуждениях, имели возможность сублимировать агрессивную эмоциональность в творчество. Сегодня люди свои эмоции выплёскивают в барах и ресторанах, в игровых автоматах и казино, в самых разных в развлекательных и увеселительных учреждениях. Людям, особенно молодёжи, скучно, им необходимо чем-то себя занять, поэтому они ищут приключений на стороне и находят их, безрассудно растрачивая драгоценную психическую, в том числе сексуальную, энергию.

Прообразом школ эмоционального типа ныне являются различные кружки и культурные учреждения, задача которых примитивна – оторвать детей и подростков от улицы, от алкоголя и наркотиков, заняв их головы любым мирным делом. Однако, “номер” с художественными, музыкальными и прочими школами сегодня уже не проходит, так как, во-первых, школы искусств и интеллектуальных игр не встроены в единую систему образования, поэтому нет понимания их подлинной роли в формировании внутреннего мира личности. Во-вторых, люди, занявшись каким либо творческим делом, часто уходят в него с головой, ограничивая своё мировоззрение и впадая во власть другой, нехимической зависимости. Сегодня такой фанатизм и преданность делу поощряются, но завтра полная несостоятельность однобокого развития личности так называемых “звёзд” – музыкантов, художников, спортсменов и прочих станет вполне очевидна.

Новые школы эмоционального развития могли бы функционировать как центры, где люди имели бы возможность не только самоутверждаться через творчество, но и получили бы уникальные условия для того, чтобы в спокойной обстановке разобраться в самих себе, в своём эмоциональном мире, в своих пристрастиях и увлечениях. Музыка, живопись, скульптура, поэзия, театр, шахматы не ради славы, а для гармонизации отношений с природой и миром.

В то же время, необходимо помнить: социальная роль школ эмоционального типа будет неуклонно снижаться. Отчётливое осознание потребностей позволит человеку-потребителю задуматься над своими отношениями с природой, а обществу приблизиться к разрешению глобальных экологических проблем.

Школы импульсивного типа примут эволюционную эстафету от уроков физкультуры, детско-юношеских спортивных школ и спортивных клубов. Задача, которая может быть поставлена перед школой физического развития, будет заключаться в том, чтобы предоставить возможность человеку реализовать свои психические потенции к движению не только через спорт или труд. Это могут быть подвижные игры, танцы и упражнения, основанные на системном подходе к внутреннему саморазвитию, например, карма-йога и хатха-йога. Динамической составляющей внутреннего мира предстоит не только учиться наращивать мышцы и устанавливать рекорды, ей необходимо установить прочную связь со всеми иными сферами человеческой души.

На раннем этапе идеал-глобализации, помимо типовых школ, должны функционировать обязательная начальная школа и ряд специализированных школ. Цель начальной школы состоит в том, чтобы дать базовые знания всем детям от 6 до 10 лет. Активно включиться в социальные отношения невозможно, не имея знаний азов языка, арифметики, географии и прочих фундаментальных дисциплин. Подобно тому, как в немецкой системе образования происходит ранняя профориентация молодёжи после 4 лет обучения, в школах нового типа также произойдёт разделение учащихся в соответствии с их индивидуальными запросами.

Тем не менее, пока существует цивилизация, разделённая на отдельные территориальные образования, каждое государство, даже самое мирное, должно озаботиться охраной правопорядка и внешних рубежей. Именно поэтому обучение в специализированных образовательных учреждениях со строгой воинской дисциплиной, должно стать престижным и высокооплачиваемым делом. Служба в силовых структурах, вероятно, привлечёт до 5-7% людей, обладающих экспрессивным и импульсивным типами нервной системы.

Процент распределения типовых школ в России к концу первого этапа идеал-глобализации может выглядеть примерно так: 5%-10%-15%-40%-20%-10%. Результатом кардинальных перемен в системе образования станет значительное падение спроса на услуги низко квалифицированных рабочих, торговцев, служащих, медиков, юристов, работников культуры, духовенства и некоторых других категорий трудящихся. Сохранится спрос на деятельность военных, управленцев, менеджеров, аграриев, транспортников. Значительно возрастёт авторитет инженерно-технических работников, программистов, научных работников, а также учителей, ориентированных на новые подходы в образовании и журналистов, освещающих эволюционно значимые темы. Из невостребованных художников, писателей и артистов, из безработных и бомжей начнёт формироваться совершенно особый класс свободных граждан, имеющих все необходимые средства к существованию, посвящающих своё время творческому самовыражению, путешествиям, общению с природой и медитации.

Уже на первом этапе преобразований различия между типовыми школами и системой высших учебных заведений следует ликвидировать. В школах разного типа должны быть созданы условия как для продолжения образования после начальной школы, так и для получения углублённых знаний в отдельных дисциплинах. В любом возрасте ищущему человеческому уму должна предоставляться возможность самостоятельно черпать информацию из разных источников. Разделение на высшую и среднюю школу, которое существует сегодня, недопустимо, ибо не только отбивает охоту учиться у значительной части населения, но и закрывает дверь к сокровищнице знаний многим, талантливым представителям общества.

Великолепный пример приводит Ошо Раджниш: “Каждый ребёнок рождается добрым. Адольф Гитлер сначала хотел стать художником. Никакая художественная школа его не приняла, потому что он не был хорошим художником… Забракованный художественными школами, он задумал стать архитектором, и ему снова отказали. Кажется, мы признаём только цветы, не семена. Наше понимание так поверхностно, что мы не можем увидеть цветка в семени – и всякая образовательная система в этом смысле, преступна. На мой взгляд, вторая мировая война была ни чем иным, как отмщением человечеству, отвергнувшему человека, унизившего человека, его творчество, его стремление создать что-то прекрасное” (“Мессия”).

По мере изменения экономического и духовного климата в стране, по мере роста сознания людей и народов, будут преображаться потребности общества, а с ними и профессиональная структура занятости в России.

Второй этап идеал-глобализации вероятнее всего пройдёт под знаком целенаправленных творческих поисков возможностей бесконфликтных способов управления. Преодоление грубых и тонких форм власти человека над человеком и сократизация социальных отношений станет определяющим мотивом деятельности научных работников, изобретателей и программистов.

Духовные запросы общества повлекут за собой соответствующие изменения в системе образования. Курс обязательной начальной школы значительно сократится, а время обучение в ней займёт не более двух-трёх лет. Появится множество детей и вовсе предпочитающих домашнее обучение. Процент распределения типовых школ после окончания начальных классов станет выглядеть, примерно, таким образом: 5%-15%-30%-30%-15%-5%. Как мы видим, акценты в образовании сместятся, а желание постигать реальность в школах сущностного развития не уступит над потребностью индивида получать готовую информацию в школах личностного роста.

Вероятно, значительная часть учителей, помимо тривиальных педагогических функций, возьмёт на себя и хозяйственные хлопоты, станет следить за чистотой и порядком на подведомственной территории. Роль преподавателя, как авторитетного источника информации, снизится. Ищущие знаний станут искать их не столько в ответах учителей, сколько в книгах, в Интернете, а также в глубинах собственной сущности. Мудрый наставник освоит науку молчания, и только изредка станет давать ответы, тем, кто действительно в них нуждается.

Стремительными темпами будет снижаться спрос на услуги работников торговли, сотрудников внутренних дел, врачей, водителей и аграриев. Политический курс государств лидеров на дебюрократизацию и деэкономизацию общества приведёт к демилитаризации наиболее развитых стран мира, что послужит разрядке международной напряжённости. Оздоровление внешнеполитической ситуации на планете позволит России уменьшить количество специализированных школ, готовящих военных и сотрудников правоохранительных органов.

К середине 21 века существенно изменится облик мегаполисов. Промышленное и транспортное загрязнение современных городов приводит к крайне неблагоприятной экологической обстановке. Не секрет, что ксенобиотики, содержащиеся в атмосфере, вызывают множество заболеваний, начиная от аллергических реакций и заканчивая онкологией. Сегодня в каждом крупном городе ежегодный прирост автомобильного парка составляет тысячи и десятки тысяч единиц личного транспорта. Лавинообразный процесс автомобилизации населения не может продолжаться спонтанно и бесконечно. Пробки на дорогах, конфликты и стрессы участников дорожного движения, смог, шум, тысячи погибших в автокатастрофах, непрестанно растущая заболеваемость…

Осознание должно начаться уже на первом, самом раннем периоде эволюционных перемен. Этап дебюрократизации не только окончательно вытеснит с магистралей личный транспорт, но и позволит миллионам людей приобщиться к физически активному, здоровому способу передвижения (ходьба, бег, велосипед, дельтаплан и пароплан), а также принять участие в озеленении городских улиц и площадей.

Третий этап идеал-глобализации окончательно вытеснит из профессиональных ниш торговцев, менеджеров, юристов, управленцев, водителей, военных, врачей и многих других категорий трудящихся. Люди будут вести социально полезную деятельность, не посвящая себя какому-то ремеслу, а попутно, когда необходимо, становясь то строителем или учёным, то целителем или учителем, то артистом или программистом.

Профессия, как вид деятельности, позволяющий зарабатывать на жизнь, исчезнет окончательно. Подавляющее большинство людей смогут участвовать в управлении социальными процессами, контролируя самоуправляемые производства и самоходный транспорт, голосуя за предлагаемые проекты в сфере капитального строительства или принимая участие в виртуальном обсуждении тех или иных событий реальной жизни.

Глобальные информационные процессы выведут из системы образовательных учреждений обязательный этап обучения. Огромный объём знаний о мире люди смогут усваивать уже в первые годы жизни, а деэкономизация отношений и развитая социальная инфраструктура позволит сделать жизнь человека в обществе обеспеченной и безопасной. В современном мире дети очень долго живут с родителями, очень долго зависят от них материально, испытывая на себе доминирующее влияние их личности. От такой ситуации естественным образом страдают обе стороны.

Сегодня государство поощряет семейно-брачные отношения, объясняя их необходимостью любви, заботы, внимания взрослых к детям, однако это вынужденное проживание под одной крышей имеет другие социально-психологические корни. Чрезмерная опёка старшего поколения в наше время оправдана, ибо, во-первых, налицо слабость материально технической базы не позволяющая обеспечить жильём и необходимыми вещами каждого индивида, независимо от возраста; во-вторых, это ущербность межличностных отношений, выстроенных на рационально-логических и эмоциональных основаниях, что делает жизнь в обществе непредсказуемой и опасной. Когда социальные джунгли с их преступностью, наркотиками, дорожным транспортом, открытыми водоёмами и прочими явлениями отодвинутся в прошлое, а подростки получат возможность жить самостоятельно, исчезнет психологическая причина конфликтов между поколениями. Подросшие дети, получившие основы знаний о мире, смогут жить отдельно от родителей, независимо и свободно.

На отдалённом этапе глобализации изменится соотношение между типовыми школами, в пользу школ сущностного развития. Процентное соотношение может выглядеть примерно следующим образом: 10%-20%-30%-25%-10%-5%. Многие виды деятельности, которые сегодня считаются чрезвычайно важными (политики, врачи, инженеры…), получат совершенно иное содержание. Некоторые категории людей, в соответствии со своими склонностями, станут вести осёдлый образ жизни, сохраняя места компактного проживания отдельных народов. Другие люди смогут, время от времени, менять место жительства в разных регионах планеты, раскрывая свои таланты в различных условиях. Третьи получат возможность путешествовать и вести свободный образ жизни, предпочитая приносить пользу обществу, не связываясь с постоянным ремеслом.

Сформулируем единые принципы нового образования. Мы убедились, что школы разного типа в разные периоды глобализации должны преследовать и разные цели. В условиях пока мир людей только начинает движение к постэкономическому обществу, начальная школа должна привлекать детей к получению базовых знаний, то есть обязывать учиться, не выставляя оценки за обучение. Чтобы осуществить христианскую заповедь “не осуди”, тяжело больное общество следует готовить к новым принципам преподавания постепенно, поэтапно.

Принцип необязательности посещения общеобразовательной школы требует последовательного внедрения. В обществе, в котором десятилетиями отбивалась тяга к знаниям сразу вводить необязательное образование, конечно же, нецелесообразно. В массовом сознании отложилось, что школа – это нечто наподобие тюрьмы, где жёстко надзирают за дисциплиной, наказывают и требуют успеваемости. Современную школу многие ученики, да и взрослые, вспоминающие свой прошлый опыт, не только недолюбливают, но и откровенно боятся, поэтому потребуется время, чтобы преодолеть предубеждения и страхи. В тоже время уже сегодня во многих регионах России можно и нужно сокращать курс обязательной программы обучения и вводить вместо 10-летних мучений, четырёхлетнюю начальную школу.

Принцип не осуждения в образовании, подразумевающий отсутствие оценок, а также приёмных и выпускных экзаменов, станет важнейшим завоеванием новой школы. На ранних этапах идеал-глобализации детей, да и взрослых ещё придётся призывать к дисциплине и к правилам прилежного поведения в местах получения знаний. Кроме того, предстоит вводить в процесс усвоения информации приёмы самоконтроля. В тоже время, дневники, оценки и экзамены, из-за которых дети видят в учителе тирана, попирающего их личность, превращает одних в подлизывающихся лис, других в трусливых зайцев, третьих в злых волчат. Воспитывать и формировать в ребёнке животные стороны его натуры, достаточно. Если учитель и все граждане желают жить в нормальном обществе, они должны усвоить, что человек, дающий знания, не должен быть диктатором.

Принцип общедоступности образования является следующим концептуальным требованием, которое настойчиво просится в основу новой школы. Разделять единый образовательный процесс на школьное и вузовское образование сегодня вряд ли целесообразно. В наш век информации человек, поставивший перед собой определённую цель, способен самостоятельно получить весьма глубокие знания о любом предмете. Преподаватели высшей школы сегодня нужны лишь как указатели тем и толкователи отдельных дисциплин, для тех, кто не способен самостоятельно разобраться в материале. А может быть этот материал человеку в принципе не нужен? Да, отметка в зачётке и корочки диплома о вузовском образовании важны, так как являются формальным свидетельством о профессиональной пригодности, но значительная часть людей ныне не работают по специальности. И дело даже не в этом. Механическое натаскивание, “разжёвывание” материала преподавателем не может дать удовлетворительных ответов тем, кто их действительно ищет. Только самоанализ и самодисциплина, самообучение и самоконтроль способны дать познающему человеку, как узкоспециализированные знания, так и сознание в целом!

“В наше время самым активным образом обсуждается, вопрос о том, нужен ли единый государственный экзамен (ЕГЭ)? Противники ЕГЭ утверждают, что тестовая система оценки знаний выхолащивает творческий элемент в ответах экзаменуемых. Особенно абсурдно, по их мнению, оценивать ответы по тестам в литературе, в истории и других гуманитарных дисциплинах. Сторонники ЕГЭ настаивают на введении единых, унифицированных стандартов образования, так как эта мера позволяет уравнять шансы при поступлении в высшую школу представителям различных социальных слоёв. Действительно, когда знания при поступлении оцениваются беспристрастно, подсчётом правильных ответов и объективными цифрами, а не субъективным мнением приёмной комиссии, это становится препятствием на пути коррупции в сфере образования.

Но если глубоко вдуматься, ни та, ни другая экзаменационная система не выдерживают никакой критики. Экзамен – это испытание, в котором люди с разным типом нервной системы заведомо поставлены в неравное положение. Мнемическая деятельность человека устроена таким образом, что одни могут легко задействовать мгновенную и оперативную память, тогда как другие, обладая обширными запасами архивной памяти, быстро воспользоваться ей не в состоянии. Тугодумы подчас талантливее и умнее тех, кто быстро соображает и оперирует словами.

Что касается сторонников креативного подхода к оценке знаний, то следует заметить: творчество всегда сопровождают фантазия, воображение, яркие моменты внезапного понимания, озарение, а это требует глубокого раздумья и немалого времени. Наивно и смешно искать творчество в сочинениях абитуриентов, поставленных в условия экзаменационного стресса, лихорадочно вспоминающих монологи героев и демонстрирующих знания текстов классической литературы. В лучшем случае в них можно оценить умение искусно манипулировать цитатами, но чего стоят софизм и софисты, красиво выстраивающие фразы, но игнорирующие истину, на это ответил ещё мудрейший Сократ”. (Е.В.Ковалёв, “Планетарная психология”).

Кадровый вопрос. Казалось бы, напрашивается вполне резонный вопрос, где взять подготовленных учителей для школ нового типа? В педагогических вузах дают знания и методологию преподавания, необходимых для обучения человека, встроенного в государственные, профессиональные системы, однако не дают понимания масштабных задач, стоящих перед обществом. Если в начальной, а также специализированной школе учителя ещё смогут работать “по старинке”, требуя от учеников успеваемости и дисциплины, то в типовых образовательных учреждениях ситуация сложится иная.

Школы сущностного типа потребуют от людей не только умения работать с детьми и подростками, но и незаурядных личностных качеств – богатого воображения, экстрасенсорных способностей, обширной, в том числе эзотерической, базы знаний. Организаторы и учителя школ перцептивного типа должны прекрасно ориентироваться в вопросах медицины, в частности анатомии и физиологии организма. В школах сенситивного развития акцентировать деятельность предстоит на целом ряде социальных проблем и, прежде всего, на вопросах права. Людей, обладающих даром предвидения немало, однако у большинства из них нет опыта преподавательской деятельности. Тем не менее, в школах сущностного развития много говорить и не следует. Здесь куда важнее молчание, мудрость, понимание поставленных задач и умение организовать условия для медитативных практик.

Итак, как мы видим, образование не должно ограничиваться только личностным развитием человека. Если общество предоставляет возможность для роста и развития лишь одной части человеческой души, то тем самым оно обрекает себя на застой и деградацию. Развиваться и эволюционировать должны все составляющего внутреннего мира, и только в этом случае мир людей откроет дверь в новое социальное измерение.

Работает на: Amiro CMS