Союз Cодействия
Cоциальной Эволюции
(СССЭ)

 

Глава 6. Формирование пристрастий,

привычек и зависимостей.

 

Лица людей на улице, в транспорте. Что можно прочесть в их глазах, в их жестах и поведении? Чаще всего, безразличие, усталость, отчуждённость, замкнутость. Часто ли мы видим людей открытых и улыбающихся, весёлых и общительных?

От плохого настроения и отрицательных эмоций человек зачастую избавляется с помощью алкоголя, реже с помощью наркотиков или психотропных препаратов. Сторонники трезвого образа жизни, отрицая спиртное и наркотики, попадают во власть нехимических форм зависимости, помогающих снять эмоциональное напряжение, но не способствующих просветлению и мудрости. Игромания и киномания, трудоголизм и стяжательство, властолюбие и фанатизм… Непьющий и не курящий человек, часто склонный к осуждению, к критике, вполне способен и сам довести до абсурда свои полезные привычки и безобидные увлечения.

На одном полюсе состояние трезвости с ясным, конкретно-логическим мышлением, с твёрдыми морально-нравственными принципами, с подвижной эмоциональностью, с подверженностью стрессам и к нехимическим формам зависимости, на другом – состояние опьянения с богатым воображением и возможностью видеть реальность иными глазами.

Существует ли средний путь?

Мир, в котором мы живём, дарит огромную массу ощущений. Некоторые из них воспринимаются нами в качестве ценных переживаний, многократно повторяются, укореняются в памяти, превращаясь в умения и навыки, в привычки и зависимости.

Одни внешние сигналы, следуя знакомыми нейронными тропинками, формируют в организме устойчивые нервно-рефлекторные связи, которые с течением времени приводят к снижению остроты реагирования на действующий стимул. Повторяющиеся ощущения вместе с условными рефлексами создают стереотипы мышления, преломляются основными, базовыми потребностями и реализуются зависимыми (аддиктивными) формами поведения.

Другие внешние сигналы, получают отражение в трансцендентальных потребностях и реализуются в чувстве, в ощущении слитности с окружающим миром. Мировосприятие человека во многом определяется преимущественным типом реагирования. Первый тип можно назвать эмоциональным, или адрено-холиновым, второй – чувственным, или эндорфинным.

Переключая внимание, человек может произвольно управлять потоком протекающей энергии и, таким образом, оказывать влияние на психические составляющие внутреннего мира. Что такое истинное “Я”? Это наиболее плотный сгусток психической энергии, образующийся в ходе онто- и филогенеза, имеющий лептонную природу, мигрирующий в организме и обуславливающий появление феноменов высшей психической деятельности.

Наиболее явно “Я” проявляет себя в категориях внимания и воли. Мы можем лечь, закрыть глаза и погрузиться в дрёму, отдавшись во власть 2-го нейронного поля; мы можем открыть глаза и наслаждаться красотой природы, переключившись в поле влияния 3-их нейронов; мы можем сосредоточенно размышлять, анализировать, думать, задействовав 4-ое нейронное поле; мы можем выражать эмоции, переместив своё внутреннее “Я” на 5-ое нейронное поле; наконец, мы способны действовать сугубо механически, не раздумывая, сконцентрировав свою психическую энергию в поле действия 6-го нейронного поля.

Чем же отличается эндорфинный тип реагирования на внешние стимулы от адрено-холинового? Эндорфинная система (система эндогенных опиатов) – одна из важнейших систем управления в организме. Она включает опиат-синтезирующие нервные клетки, находящиеся в подкорковых ядрах головного мозга (третьи нейроны), циркулирующие молекулы нейропептидов (эндорфинов и энкефалинов) и принимающие рецепторы, расположенные в синапсах.

Молекулы “гормонов счастья” высвобождаются окончаниями аксонов в синаптическую щель, которая объединяет третьи нейроны с нейронами мозговой коры (четвёртые нейроны). Здесь они связываются с рецепторами синапсов разных типов и, таким образом, принимают самое непосредственное участие в механизме прохождения нервного импульса. Кроме того, эндогенные опиаты разносятся кровотоком и взаимодействуют с рецепторами дендритов, находящихся за пределами центральной нервной системы. Таким образом, опиаты выполняют функцию буферов нервных импульсов. В аффекторной части рефлекторной дуги они смягчают, замедляют и даже блокируют проведение импульсов, в эффекторном – облегчают проводимость.

С этими же рецепторами взаимодействуют нейропептиды медиаторы – норадреналин, ацетилхолин, серотонин и прочие. Функционально различные молекулы медиаторов действуют на органы мишени по принципу всё или ничего. Они вызывают крайние ответы иннервируемых тканей и органов на действующий стимул. В физиологии всегда имеет место противоборство двух полюсов вегетативной нервной системы – симпатической и парасимпатической. Активируется первая, и организм отвечает адренергическим характером реакций; начинает доминировать вторая, и холинергические влияния делают организм расслабленным, вялым, сонливым.

Адрено-холиновый (вегетативный) тип реагирования с полным правом можно назвать эмоциональным, так как в нём отражается анатомо-физиологическая связь мышления, потребностей и связанных с ними переживаний. Эндорфинный тип реагирования, отнимая рецепторы у медиаторов, гасит эмоциональные ответы на биохимическом уровне и обеспечивает пластичность когнитивных процессов. Эндорфин – это биохимический субстрат чувства, уникальный антистрессовый фактор, вознаграждающий организм за его сознательную связь с природой и космосом.

Исследование деятельности эндорфинной системы обещает колоссальный прорыв в понимании природы человеческой психики. Истоки многих вредных привычек и зависимостей надо искать именно здесь, в плоскости отношений между классическими нейромедиаторами и “гормонами счастья”. При эндорфинной недостаточности рецепторы эффекторных нейронов тотчас захватываются нейропептидами медиаторами, что приводит к эмоциональному типу реагирования на внешние стимулы, с конкретизацией мышления и актуализацией потребностей.

Если молекул опиата в избытке, логический компонент мышления стирается, потребности перестают актуализироваться, и эмоции уступают место чувству, блаженному переживанию единства, слитности с окружающим миром. В этом случае возможны различные эффекты, от глубокого сна до эйфории и галлюциногенных видений.

Очевидно, что внутренняя гармония включает в себя как эмоционально логический, так и трансцендентальный аспекты бытия. Если человек не способен переживать единство с мирозданием, не умеет быть “пьяным от жизни” естественным образом, тогда он подменяет чувство многочисленными привычками и зависимостями, худшая из которых – наркотическая.

Вероятно, важнейшим условием для эффективного синтеза молекул эндорфина, этого естественного органического “вина”, является скорость прохождения нервных импульсов через тела подкорковых нервных клеток. Когда сигнал идёт быстро, транзитом, не останавливаясь в третьих нейронах, например, в случае интенсивной интеллектуальной деятельности, импульс не успевает активировать биосинтез опиатов.

К счастью для нас, нервная система устроена таким образом, что вполне возможно произвольное торможение нервных импульсов, например, при созерцании природы. Тайна третьих нейронов состоит в том, что они включаются в активную работу и производят молекулы эндогенного опиата лишь при определённых условиях – при спокойном прохождении через них сигналов, идущих от внешнего мира.

Так что же такое потребности и пристрастия, увлечения и привязанности, привычки и зависимости? Как к ним относиться и как их воспринимать? Стоит ли с ними бороться или оставить всё, как есть?

Потребность – часть человеческой души. Потребностью называется состояние нужды организма или личности в чём-либо необходимом для их существования. В пирамиде потребностей выделяются базовые (первые пять) и духовно-трансцендентальные (две высшие). На каждом из уровней наряду с истинными потребностями существуют (квазипотребности), или псевдо потребности, за счёт трансформации которых общество может эволюционировать (или деградировать).

Привычки – это приобретённые стереотипы мышления, влекущие за собой шаблонные действия в определённых условиях. Сначала повторяющиеся ощущения, которые актуальны для индивида, создают влечения (увлечения), затем закрепляются в памяти (программы), рождая умения и навыки. Умения – это стереотипы мыслей и действий, которые, в отличие от привычек, могут и не проявляться в ситуациях. Навыки – это умения, укоренившиеся в архивной памяти. Умения, связанные с оперативной памятью, легко забываются, но, имея навыки, разучиться трудно. Деятельность человека практически всегда сопровождается привычками, в структуру которых входят умения и навыки.

По установившейся традиции все известные привычки делят на полезные и вредные, но такое деление условно. В нашей социальной реальности то, что полезно для организма и личности может быть бесполезно или даже вредно для окружающих, и наоборот. Идеал состоит в том, чтобы достичь совпадения интересов человека и общества.

Перемоделирование и закрепление ассоциативных связей между нейронами в нервной системе превращает привычки сначала в пристрастия, затем в страсти. Пристрастие – это первый, промежуточный шаг от привычек к формированию симптомов зависимости. Страсть – острый вариант зависимости, который, как психический процесс, может быстро остановиться.

Зависимости (мании) – это хронические, доминирующие потребности, существующие в ущерб другим потенциальным возможностям организма и личности, характеризующиеся определённым психическим синдромом. К симптомам зависимости относят “тягу” (хочу всегда), патологическую адаптацию (хочу больше и больше), абстиненцию (хочу после того, как) и сужение круга интересов (хочу только это).

В принципе, человеческий ум способен сделать объектом зависимости всё, что угодно, от отдельной навязчивой идеи, до Бога, поэтому исчерпывающей классификации зависимостей быть не может. Обширный материал на эту тему представлен в “Энциклопедии зависимостей” (автор В. Кукк).

Тем не менее, все зависимости условно делят на химические и не химические. Считается, что одни возникают в ответ на приём какого-либо вещества, тогда как другие формируются вследствие актуализирующихся положительных эмоций, однако, любые доминирующие потребности – в искусстве, в спорте, в “любви”, в преумножении капитала, в стремлении к власти приводят к тем же симптомам зависимости и внутренней дисгармонии.

Однообразная симптоматика всех маний без исключения позволяет думать о том, что сформировавшиеся зависимости сопровождаются едиными биохимическими сдвигами в организме. Вероятнее всего, эти изменения являются результатом дисгармонии в деятельности вегетативной нервной системы, точнее, в нарушении баланса соотношения нейропептидов – медиаторов и эндорфинов.

Важный вывод: в основе развития всех без исключения привычек и зависимостей лежит общий нейро-эндокринно-психогенный механизм.

Мы живём в мире, который постоянно производит соблазны. Человек быстро адаптируется к новым условиям, начинает желать большего и его влечения-пристрастия превращаются в зависимости. Если в процессе мышления личность удовлетворяет свои потребности, то получает положительно окрашенные эмоции. Удачная покупка, победа над противником, решение задачи, достижение цели, любые удовлетворённые потребности рождают желание повторять их снова и снова.

Многочисленные привычки и зависимости “работают” прежде всего, с вегетативной нервной системой, но при этом они вступают в антагонизм с системой эндогенных опиатов, обкрадывая высшие трансцендентальные потребности человека. Можно ли недооценивать роль эндорфинов в жизнедеятельности организма? Эндорфинная система стимулирует иммунитет, ускоряет регенерацию тканей, нормализует артериальное давление, анальгезирует, успокаивает, восстанавливает силы, активирует мышление, но и это всего лишь внешние, клинические проявления.

Эндорфинная система – это неоткрытый, неисследованный материк, который необходимо не только изучать под микроскопом, но и осваивать его для практических целей, для достижения здоровья и долголетия. Благодаря целенаправленному, всестороннему развитию этой системы человек может преодолеть многие негативные черты личности.

Стрессы, хроническая усталость, истощение иммунной системы, преждевременное старение и болезни… Одних ли наркоманов и алкоголиков они преследуют? Конечно, нет! Именно поэтому мало взывать к трезвости и здоровому образу жизни! Необходимо изнутри понять психические проблемы человека, а вместе с ними и психические проблемы всего общества.

Медицина пытается снимать с иглы наркоманов, лечить токсикоманов, курильщиков, игроманов и прочих, но кто поможет, например, кратоманам, зависимым от денег и стремления к власти? Кто “вылечит” людей, с головой погружённых в науку, спорт, шоу-бизнес, политику, религию? Удивительно, но сегодня одни зависимые, которые, естественно, себя таковыми не считают, сплошь и рядом пытаются учить и лечить других зависимых. Психологи, наркологи, духовенство пытаются помогать лицам с аддиктивными формами поведения, но что представляют собой они сами? И что такое человек, не познавший себя?

Если взглянуть на проблему зависимостей не односторонне, а шире, как на глобальную проблему общества (профессиональная деятельность, семейно-брачные отношения, принадлежность партийным, религиозным и прочим организациям и т. д.), необходимо будет признать, что аддиктивные формы поведения весьма характерны для подавляющего большинства людей.

“Для того чтобы это понять и освободиться от любых проблем, мы нуждаемся в огромной, пламенной, постоянно текущей энергии, энергии не только физической и умственной, но также энергии, не зависящей от какого либо мотива, от какого либо психологического стимула. Если мы зависим от каких-то стимулов, то сами эти стимулы делают наш ум тупым и бесчувственным. Принимая какой-то вид наркотика, мы можем получить энергию, но мы возвращаемся к нашему прежнему состоянию и всё в большей и большей степени начинаем зависеть от наркотика. Таким образом, всякое стимулирование, получено ли оно от церкви, от алкоголя или от наркотиков, от написанного или сказанного слова, неизбежно создаёт зависимость, и эта зависимость помешает нам ясно видеть и понимать, и, следовательно, лишает нас необходимой жизненной энергии.

… Я открываю для себя, что нахожусь в зависимости от чего-то. Но освободит ли меня это понимание от зависимости? Поскольку установление причины акт чисто мыслительный, то вполне очевидно, что оно не освободит ум от зависимости. Чисто интеллектуальное восприятие идеи или эмоциональное приятие идеологии не могут освободить ум от зависимости; он всё же будет зависеть от чего-то, что будет его стимулировать. Ум освобождается от зависимости, когда он осознаёт полностью всю структуру и природу стимулирования и зависимости, когда он осознаёт то, как эта зависимость делает его глупым, тупым, инертным. Лишь целостное сознание этой структуры делает ум свободным”. (Дж. Кришнамурти, “Свобода от известного”).

Что касается наркотической зависимости, то вероятнее всего, это насмешка Высшего Разума над человеческим родом. Вы, люди, любите положительные эмоции, не видите разницы между эмоциональностью и чувственностью, так вместо истинной Любви к Сущему, получите ещё одну, самую страшную манию – патологическую зависимость от искусственно созданного чувства!!!

Средний путь между химическими и не химическими зависимостями – это тренировка эндорфинной системы, через индивидуальное общение с природой (созерцание, медитация), через истинную любовь к миру (сферу чувств и предчувствий), через достижение понимания того, что Ты и окружающая тебя реальность есть одно единое целое (сознание).

Это и есть Свобода!

Работает на: Amiro CMS