Союз Cодействия
Cоциальной Эволюции
(СССЭ)

 

Глава 7. Природа конфликтного поведения и агрессии.

В современном человеке самым причудливым образом переплетаются добро и зло, любовь и ненависть, нежность и насилие. Младенцы рождаются чистыми и непорочными существами, которые могли бы жить в мире и согласии с природой и обществом, но затем, по каким-то причинам, они становятся жестокими калигулами, гитлерами, чикатило.

Почему в отдельных умах “вдруг” зарождается страстное желание нанести физический или психологический ущерб окружающим? Вследствие каких причин люди, бывшие когда-то детьми, становятся инициаторами геноцида, войн, террора, провоцируют расовые, идеологические и религиозные конфликты? Что порождает агрессию?

Агрессия (от лат. aggredi – нападать) – это проявление враждебности по отношению к внешнему миру, обусловленное эндорфинной недостаточностью и (или) эмоциогенным фактором. Любые инстинктивные процессы проявляются через эмоции, поэтому истоки как внутривидовой, так и межвидовой конкуренции за потребности необходимо искать именно здесь, в эмоциональной сфере.

Первая психофизиологическая причина агрессии связана с чувственной составляющей внутреннего мира, а конкретнее, с дефицитом эндогенных опиатов в организме. Такое состояние характеризуется подавленным настроением, раздражительностью, спонтанными, ничем немотивированными вспышками гнева, ярости, безосновательными актами жестокости и насилия. Психопатические проявления наблюдаются при некоторых соматических и психических заболеваниях, при похмельном синдроме, при наркотической ломке и других состояниях.

Вторая психофизиологическая причина агрессии связана с эмоциональной составляющей, с невозможностью удовлетворить те или иные потребности организма и личности. В психологии существует понятие о фрустрации – психическом состоянии, вызванном непреодолимыми (иногда надуманными) трудностями на пути достижения цели. Однако переживание неудачи порождает лишь острые, бурные формы агрессии, в которых прослеживается мотив, причина неадекватного реагирования. В реальной жизни человек куда чаще сталкивается с “хронической” агрессией, подготовленной, взлелеянной и выкормленной самим обществом.

Анализируя социогенные причины агрессии, необходимо обратить внимание на следующие факторы, формирующие предпосылки агрессивного поведения. Разделим их на три большие группы – бытовой, профессиональный и идеологический.

1) Самый простой, примитивный и бессознательный фактор агрессии – бытовой. Он не требует от личности ни интеллекта, ни развитой сферы чувств, ни жёстких морально-нравственных принципов, целиком основываясь на изменении настроения и упомянутой выше фрустрации.

2) Если бытовая агрессия осуждается и преследуется по закону, то причины, формирующие профессиональную агрессию, считается нормальными, а в некоторых видах деятельности необходимыми и полезными. Холодность и несговорчивость чиновников, подозрительность и жёсткость милиционеров, решительность и жестокость военных, честолюбие и злость спортсменов…

К разновидности профессиональной агрессии с полным правом можно отнести проявления агрессии в криминальной среде, так как огромное число людей живут от средств, заработанных путём разбоя, грабежа, воровства, заказных убийств и прочих насильственных действий. Действительно, жизнь в преступном сообществе требует всестороннего развития именно порочных качеств характера. Но вот вопрос: являются ли закон и право той самой ясной, разделительной чертой между законопослушным и криминальным мирами?

В наше время, в эпоху рыночных отношений, “плохими” быть выгодно. Люди годами и десятилетиями тренируют в себе негативные черты личности, которые позволяют им спокойно (или беспокойно, в связи с коррупцией) зарабатывать деньги и, якобы, оставаться “полезными” членами общества. И чем хуже себя люди проявляют, тем больше с ними считаются, тем больше их ценят и “уважают”.

3) Наиболее глубоко скрыт в человеческой душе идеологический фактор агрессии. Его не описывает ни один учебник по психологии, но он существует независимо от режимов и оттенков властной системы. Пока иерархия в обществе “правит бал”, отдельные группы людей, так называемые слои общества, будь то классы, касты, профессиональные объединения и даже целые нации, будут нуждаться в своей системе взглядов на мир и своей морали. Это одновременно и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что помогает хоть как-то организовать отношения людей в клетках-государствах; плохо, потому что меняются условия жизни на планете, которые требуют качественно иных социальных форм общности людей и народов.

Самые агрессивные люди – это люди принципиальные. Вобрав в свою память ряд шаблонов от ближайших к ним организованных идеологий и религий, они решительно и беспощадно отстаивают от “чужих” свои убеждения, морально-нравственные принципы “своей” веры, будь то вера в коммунизм или криминальные понятия, в христианские догмы или ислам, не считаясь с возможностью существования иных мировоззрений.

Сегодня идеологический фактор агрессии является самым сильным инструментом разобщения людей и народов, самой серьёзной угрозой миру и стабильности на планете. Не является ли вполне очевидный фактор агрессии серьёзным поводом поразмышлять над истоками как внутриличностных, так и межличностных конфликтов?

Известный австрийский учёный, К.Лоренц, досконально изучавший природу агрессии на многочисленных видах животных, пишет: “После всего того, как мы узнали об инстинктах вообще и об агрессии в частности, два “простейших” способа управляться с агрессией оказываются совершенно безнадёжными. Во-первых, её наверняка нельзя исключить, избавляя людей от раздражающих ситуаций; и, во-вторых, с ней нельзя совладать, навесив на неё морально нравственный запрет ”. (К.Лоренц, “Агрессия, так называемое зло”).

Подобно многим психологам, Лоренц в одних своих суждениях делает абсолютно правильные выводы, тогда как в других, серьёзно заблуждается. Действительно, агрессия предопределена инстинктами, борьбой за выживание человека. И в самом деле, победить её запретами, табу, заповедями и моральными принципами, как это пытается делать церковь, невозможно!

С другой стороны, сублимировать агрессию в другие виды деятельности, не изменив эмоциональной составляющей, личности и сущности человека, также не представляется реальным. Представим, на миг, что власть, правительства многих стран приняли решение всемерно содействовать развитию и укреплению спорта. Прекрасно! Все дети ходят в кружки, секции, клубы, учатся побеждать на ковре, на корте, на беговой дорожке, на шахматной доске, своих менее удачливых соперников. Мало того, что люди конкурируют в бизнесе, в науке, в искусстве, в сексуальных отношениях и прочих сферах деятельности, они должны изменить вектор движения своей психической энергии в направлении достижения результата, победы над конкретной личностью!

Лоренц продолжает: “особой ритуализованной формой борьбы, развившейся в культурной жизни людей, является спорт. Как и филогенетически возникшие турнирные бои, он предотвращает социально вредные проявления агрессии и одновременно поддерживает в состоянии готовности её функцию сохранения вида. Однако, кроме того, эта культурно-ритуализованная форма борьбы выполняет задачу, важность которой не с чем сравнить: она учит людей сознательному контролю, ответственной власти над своими инстинктивными боевыми реакциями”.

И далее: “спорт благотворен в том смысле, что создаёт возможности поистине воодушевлённого соперничества между над-индивидуальными сообществами. Он не только открывает клапан для накопившейся агрессии всё более грубых, более индивидуальных и эгоистических проявлений, но и позволяет полностью проявиться и израсходоваться её более специализированной, сугубо коллективной форме. Борьба за иерархическое положение внутри группы, общий и трудный бой за вдохновляющую цель, мужественное преодоление серьёзных опасностей, не считающаяся с собственной жизнью взаимопомощь и т. д. – это поведенческие акты, которые в предыстории человечества имели высокую селективную ценность”. (К. Лоренц, там же).

О спорт, ты мир! Так ли это на самом деле? Это так, если общество не ставит перед собой высоких целей эволюции человека, а желает лишь чуть-чуть ослабить влияние негативной психической энергии на окружающих. Но “хорошее – враг лучшему”, и если коллективный разум действительно озабочен вопросами эволюционного развития общества, спорт, в своей основе, должен утратить элементы соперничества. Чтобы это понять, поразмышляем о конфликте, как таковом.

Конфликт (от лат. conflictus – столкновение) – это столкновение потребностей как внутри личности, так и вне её. О внутриличностном конфликте мы говорили, когда анализировали конкуренцию разнонаправленных потребностей. Конфликт вне личности в психологии обычно подразделяется на межличностный, личностно-социальный и социальный (межгрупповой). Вероятно, в каждом конфликте есть некое общее начало, которое делает их поразительно похожими друг на друга.

Удивительным открытием планетарной психологии является тот факт, что в любом из конфликтов участвуют только квазипотребности и не принимают участия естественные потребности организма и личности! Сражаются между собой лишь чрезмерно раздутые, гипертрофированные потребности человека – материальные, брачные, властные, религиозные и прочие. Конфликт происходит на основе конкуренции квазипотребностей!

Давайте попробуем разобраться в том, почему, как только потребности выходят за естественные рамки, личность преисполняется негативной энергии и готовностью к агрессии. Если повторяющиеся положительные эмоции трансформируются в привычки и зависимости, доминирующие идеи изменяют спектр субпотребностей, от минимально необходимых, до чрезмерно выраженных.

Органические квазипотребностями проявляются тогда, когда отклоняются от разумных, рациональных, витальные нужды организма. В условиях дефицита основных жизненных ресурсов, пищи, воды, воздуха и прочего, на агрессивное поведение людей толкает инстинкт. В этом случае внутренний конфликт проявляется бессознательно. Голод, холод, нищета, болезни полностью дегармонизируют витальные установки и всю гамму потребностей отдельной личности. Масса конфликтов на бытовой почве происходит вроде бы на ровном месте. Ничего не предвещает ссоры, но она происходит. Почему? Потому что к агрессии людей толкает дефицит (или избыток) тех или иных витальных факторов.

Материальные квазипотребности проявляются в виде чрезмерно выраженных, гипертрофированных нужд организма к самосохранению в природе. По сути, избыточное стремление к материальному изобилию (жадность!) представляет собой не что иное, как неуверенность, и даже страх перед окружающим миром. Конфликтов на этом уровне не происходит, если материальные запросы личности минимальны, но как только физиологические потребности выходят за рамки разумной меры, личность становится нетерпимой и агрессивной.

Самые интересные метаморфозы происходят с более высокими уровнями потребностей. Где берёт начало конфликт между людьми, связанными репродуктивными потребностями? В нормальном половом влечении, в котором нет бессознательных следов негативной памяти, нет и поводов для агрессии. Интимные отношения могут не удовлетворять того или иного партнёра, однако психологическая почва для антагонизма здесь отсутствует: не нравится – уйди.

Проблемы начинаются тогда, когда один или оба партнёра связывают себя с объектом влечения сначала пристрастием, а затем формирующейся привычкой или зависимостью. Неважно, вступили люди в официальный брак или нет, но если отношения переходят в состояние психологической адаптации, если личность начинает претендовать на направленность эмоций и действий другого человека, возникает ревность, приходит разочарование и начинаются конфликты.

Где источник конфликта в коммуникативных потребностях? Существует ли он в обычном желании пообщаться, поделиться новостями? Можно ли его найти в потребности в одобрении, в признании, в уважении? Вряд ли! Раздражение, досада, гнев возникают тогда, когда личность начинает претендовать на большее, чем простое человеческое общение: на почитание собственного авторитета, на преклонение перед собой и подчинение себе. Естественные коммуникативные потребности заканчиваются там, где одна личность подавляет другую, где начинает проявлять себя авторитарный стиль общения, где проявляется стремление к доминированию в отношениях. Очевидно, квазипотребность личности во власти и является той самой искомой причиной конфликта во внутреннем мире человека.

Существует ли “яблоко раздора” в гностических потребностях? Одни люди стремятся к знаниям, другие эти знания дают, но конфликты между учителями и учениками, между преподавателями и студентами, между тренерами и воспитанниками происходят постоянно. Источник агрессии в гностических потребностях скрыт в некритическом, пассивном способе усвоения информации. У многих людей, с течением времени, пропадает живой интерес к познанию и развивается потребность мыслить шаблонно, стереотипно, без выдумки, без элементов фантазии и воображения. Чаще всего потребность мыслить именно таким образом возникает в связи с возрастными физиологическими изменениями. Желание принимать информацию, не осмыслив её, на веру, свидетельствует об интеллектуальной усталости, дряхлости ума.

Кто приходит к вере? Сплошь и рядом это происходит с пожилыми людьми, с устоявшимся укладом жизни, сложившимся мировоззрением и уставшими от бесконечных поисков правды. Молодёжь приходит к вере в авторитетное мнение по другой психологической причине (нейро-лингвистическое программирование!) которая, тем не менее, формирует те же самые, эволюционно несостоятельные свойства разума – ригидное мышление, слабость логических построений, леность ума, ограниченность, отсутствие самокритики, воображения и так далее. Квазипотребность в слепой вере, которая делает людей агрессивными, фанатично преданными идее, и в тоже время идеальными исполнителями чужой воли, и есть тот самый источник конфликта на пятом этаже здания потребностей.

Могут ли таиться зёрна для конфликта в высоких, духовных потребностях? Духовность это потребность в познании себя, потребность в поиске целей и смысла жизни. Могут ли поиски Истины вестись в ложных направлениях? Людей часто подводит интуиция и тогда они ищут свой путь в стороне от главных направлений эволюции. Воображение способно творить не только мечты, которые могут стать былью, но и иллюзии – мысли, оторванные от объективной реальности. Однако если на каких-то иллюзиях решительно настаивать, они могут овладевать умами огромного числа людей, и уводить их от решения действительно насущных проблем современности.

Конфликты между людьми на почве неприятия тех или иных духовных ценностей происходят повсеместно. Если последователям Рерихов сказать, что “небесные владыки” царствуют лишь в их воображении, и многие люди увлеклись ими вследствие внушения и самовнушения, будут посеяны ростки непонимания и агрессии. Если верующим доказывать, что Истину следует искать в душе, а не в храме, их реакция предсказуема… Логическим путём, разделить естественные духовные потребности от потребностей, созданных ошибочными идеями, чрезвычайно трудно. Очевидно, для этого нужна высокоразвитая интуиция, способная отделить “зёрна от плевел”, древние и современные мифы, укоренившиеся в умах не одного поколения людей, от объективных знаний.

К духовным потребностям относятся и эстетические потребности. Когда мы, люди, забывая о других составляющих души, стремимся стать “великими” музыкантами, художниками, артистами, и фанатично развиваем только своё умение копировать реальное, приходят не только признание, но разочарования. Профессионализм людей творчества, как правило, жаждет признания и славы. Рождение духовно-эстетической потребности к доминированию над другими людьми лежит в основе конфликтов, как между профессионалами, так и между кумирами и поклонниками.

Что касается трансцендентальных квазипотребностей, то конфликты на их почве возникают чаще всего. Сегодня одни люди пьют или принимают наркотики, тогда как другие вынуждены мириться с этим; завтра одни мучаются похмельным синдромом или наркотической ломкой, другие опять терпят (или не желают терпеть). Путешествуя в иную реальность с помощью психотропов люди бессознательно стремятся быть лучше, добрее, бесстрашнее, но трезвая часть общества, не испытывающая влияния естественных чувств и предчувствий, осознаёт это плохо. Отсюда непонимание, агрессия и конфликты.

Итак, подведём некоторые итоги. В эмоциональной сфере внутреннего мира существует многоуровневая пирамида естественных потребностей человека. На каждом уровне этой пирамиды имеются чрезмерно выраженные, извращённые, ложные потребности, которые образуют теневую пирамиду квазипотребностей. Именно эти “наросты” в человеческой душе являются не только основной причиной сверхпотребления, но и фундаментальной причиной конфликтного поведения личности.

Работает на: Amiro CMS