Союз Cодействия
Cоциальной Эволюции
(СССЭ)

 

Часть 3. Палеоистория, или к вопросу

о причинах возникновения антропосферы.

 

В соответствии с квантовой версией происхождения видов новые популяции животных и растений появляются быстро и только тогда, когда в биосфере складываются обстоятельства, нарушающие ход естественного развития биоценозов. Каждый новый вид – это “волшебная палочка”, протягиваемая Высшим Разумом для преодоления дисбаланса в природе.

Вид в биологии определяется как совокупность сходных особей, обладающих одинаковым строением и функциями, скрещивающихся только между собой и имеющих общее происхождение. Вид считается единицей классификации для всех организмов, составляющих биосферу.

Возникает вопрос: если Вселенная живёт по законам Космической Гармонии, зачем Высшим уровням мироздания понадобилось делить природу на флору и фауну, на мирную, автотрофную, и хищную, гетеротрофную? Наверное, было бы неплохо, если бы отдельные популяции не разбойничали и не поедали друг друга, а синтезировали пищу в самих себе, как это делают растения, и жили бы тогда в мире и согласии. Но нет, Силы Космоса допустили существование агрессивных организмов, питающихся соседями по биосфере. Вероятно, они это сделали неспроста, а вследствие каких-то очень серьёзных причин.

В наше время, в век кровавых войн и террора, весьма привлекательной выглядит перспектива возможной автотрофности человека. Однако не будем забывать, что автотрофность – это не только принципиальный отказ от животной пищи, но и от растительного питания тоже. Но может ли человек питаться только запахами природы?

Мечты о лучистом человечестве, синтезирующем в своём теле органические молекулы из воды, углекислого газа и ароматов атмосферы, при участии солнечной радиации, пока ещё призрачны. В том виде, в каком мы, люди, существуем в биосфере, наш организм на автотрофность не рассчитан, поэтому в ближайшем будущем человек вряд ли сможет накопить хлорофилл и позеленеть.

Очевидно, что Силы Космоса создают гетеротрофные организмы с какой-то иной, очень важной целью. С какой?

* * *

В ранний криптозой (2,5 - 4 млрд. лет назад), когда в гидросфере только начинали создаваться простейшие органические формы жизни, когда в атмосфере ещё не было молекулярного кислорода, когда суша представляла собой единый гигантский суперматерик, не существовало не только хищников, но и знакомых нам одноклеточных организмов. Потребовалось очень длительное время для того, чтобы органические молекулы бактерий, принесённые из космоса углистыми метеоритами, превратились в крупные растительные клетки и приобрели способность к фотосинтезу. Вероятно, одними из первых существ, освоившихся к жизни на Земле, были мельчайшие сине-зелёные водоросли. Научившись усваивать углекислый газ, они постепенно насыщали кислородом не только мировой океан, но и атмосферу.

В неопротерозой (0,57 – 2,5 млрд. лет назад) спираль эволюции раскрутилась до многоклеточных растений (водоросли) и беспозвоночных животных (губки, кораллы, медузы, черви, моллюски…). Первые многоклеточные животные уже умели охотиться и захватывать более мелкие организмы и органические частицы, поэтому их можно считать биологическими предшественниками высших гетеротрофов.

570 млн. лет назад начался фанерозой – время явной жизни. Миллиарды тонн фитопланктона и зоопланктона погибали, оседали на дно, превращались в ил, оставляя после себя пласты известковых, кремниевых, белковых и прочих отложений. Толчком к скелетной эволюции послужило то обстоятельство, что неактивные атомы углерода, кремния, кальция необходимо было как-то возвращать в биологический цикл, иначе мир древней флоры и фауны рисковал снова переродиться в неорганическую материю. Первооткрывателями этих элементов стали губки, которые усваивали “биологические отходы” и строили из него зачатки скелета – спикулы.

Между тем для построения настоящего скелета нужно было много энергии и кислорода, поэтому в самую раннюю эпоху палеозоя – кембрий, появились промежуточные виды, имевшие хотя и не позвоночник, но твёрдые хитиновые покровы: раковины, панцири, шипы. Для всех высших беспозвоночных: червей, членистоногих, моллюсков, иглокожих, уже характерна закладка из зародышевых листков основных эмбриональных зачатков тканей.

Следующая эпоха палеозоя – ордовик, начавшаяся 510 млн. лет назад, знаменита тем, что в ней из членистоногих выделились первые ракообразные – омары, креветки, крабы. Чрезвычайно распространились самые известные ископаемые рачки – трилобиты.

Дальнейшая эволюция растений и животных шла параллельно с эволюцией атомов и молекул. Если какие-то химические элементы уходили из биологического цикла, не могли принимать участия в фотосинтезе, мейозе и прочих важных биохимических реакциях, Высшие уровни мироздания вмешивались в ситуацию в биоценозах, посылали метеороиды и творили следующие тысячи и тысячи видов флоры и фауны.

* * *

Миллионы лет океанские волны выбрасывали на берег водоросли. Некоторые из них приспособились к жизни на суше и дали начало лишайникам, мхам, а позднее хвощам, плаунам и папоротникам. Вслед за растениями из вод мирового океана, где стало очень тесно и опасно, стали выходить первые переселенцы: паучки, сороконожки, скорпионы и прочие мелкие членистоногие.

Великое переселение на сушу началось 440 млн. лет назад, в силурийский период, когда воздух был уже насыщен кислородом, а в атмосфере сформировался озоновый слой, способный защитить обитателей планеты от жёстких космических излучений. Тем не менее первые смельчаки, пытавшиеся освоить сухопутный образ жизни, ещё не рисковали совсем отрываться от водной стихии.

Прошло ещё 40 млн. лет. Наступил девонский период. В морях появились настоящие позвоночные – рыбы, как откровенно хищные (панцирные акулы), так и питающиеся планктоном (латимерии). На земле разрастались плауны и папоротники, появились голосеменные растения, начиная с мельчайшей ряски и заканчивая гигантскими мамонтовыми деревьями. Наибольшее распространение получили саговники (пальмы), хвойные (сосны) и сохранившиеся до наших дней реликтовые растения – гинкго.

Вместе с членистоногими стали осваивать сушу и кистепёрые рыбы – амфибии. Девон примечателен ещё одним важным событием – появлением насекомых, самого обширного и процветающего класса животных, “решивших” окончательно поселиться на суше. Сначала это были мелкие существа, формы, переходные от членистоногих, которые питались в основном нежными, зелёными листьями растений. Только потом, в каменноугольный период, появились огромное многообразие летающих, ползающих, бегающих, прыгающих и прочих видов, каждый из которых занимал в экосистеме свою природную нишу.

365 млн. лет назад девонский период земной истории сменился каменноугольным. Поверхность Пангеи, единственного существовавшего тогда суперматерика, покрылась сплошным ковром гигантских тропических лесов. Растительные исполины, кроны которых разрастались ввысь до 50 метров, отдавали атмосфере много молекулярного кислорода, однако и сами нуждались в значительной массе углекислого газа. Отживая свой век, они падали, частично перегнивали, но древесина мёртвых деревьев уже не могла отдать весь углерод обратно в биосферу. С течением веков он уходил под землю и превращался в каменный уголь, а также торф, нефть, метан и другие углеводороды.

Чтобы вернуть углекислый газ в биологический цикл, в противовес фотосинтезу зелёных растений природе был нужен другой, широко распространённый биохимический процесс. Таким процессом стало клеточное дыхание, в ходе которого молекулы углеводов, жирных кислот и аминокислот, в конечном счёте, расщепляются до углекислоты и воды. В поздний палеозой и мезозой высшие уровни мироздания пошли по пути укрупнения рыб, земноводных и пресмыкающихся. Благодаря деятельности древних гетеротрофов, поедавших как живую, так и отмирающую растительность, климат тех эпох всё же сохранил оптимальный газовый состав воздуха.

Особую роль в насыщении атмосферы углекислым газом сыграли насекомые, питавшиеся мёртвыми стеблями, листьями и старой древесиной. Разрыхляя плотную растительную материю, они ускоряли процессы её гниения и, таким образом, возвращали углерод растительным и животным клеткам.

290 млн. лет назад наступил последний, пермский, период палеозойской эпохи. Кислорода в тропосфере становилось всё больше, а под землю продолжали уходить миллиарды тонн угля и углеводородов. Климат стал сухим и прохладным. У природы появились времена года. Мельчали и исчезали многие виды земноводных, тогда как рептилии продолжали расти в размерах, копили жир и даже покрывались шерстью. Обзавелись “одеждой” звероподобные ящеры, которые по внешнему виду уже напоминали млекопитающих.

Мезозойская эпоха началась 240 млн. лет назад. Новую страницу палеонтологической летописи открыл триасовый период, прославившийся появлением хищных и травоядных динозавров. Они бегали, прыгали, летали, плавали и были главными действующими “лицами” того времени. В триасе динозавры ещё не достигали максимальных размеров, и длина самых больших не превышала 10 метров.

Наступивший 205 млн. лет назад юрский период знаменит гигантскими 30 тонными диплодоками и первыми птицами Земли – археоптериксами. Несмотря на обилие крупных животных, растительная биомасса всё же была значительно больше, поэтому она продолжала превращаться в ископаемые органические соединения. Периодическому формированию особенно крупных залежей каменного угля способствовали климат того времени и ситуация в экосистемах.

В середине мезозоя начался распад единого материка – Пангеи. Литосферные, континентальные плиты, движимые расплавленным веществом земной мантии, стали расходиться, а пространство между ними наполнилось водами будущих океанов, Атлантического и Индийского. Постепенно, американский и австралийский континенты отдалились от общей суши и сформировали свою уникальную флору и фауну.

Последний период мезозойской эпохи – меловой, начался 135 млн. лет назад. Ранний мел характеризуется интенсивным горообразованием и отчётливым разделением земной суши на климатические зоны: умеренную, субтропическую и тропическую. В лесах впервые появляются покрытосеменные растения, а растительный мир в целом начинает напоминать современную флору. Кружатся пчёлы, бабочки, стрекозы, деловито снуют муравьи, порхают птицы.

Если первые миллионы лет мел был населён крупными рептилиями, то к концу периода они мельчают и стремительно уменьшаются в численности. Динозавры всё ещё господствуют на Земле, особенно в тёплых и влажных экосистемах, но они уже не в состоянии повлиять на ситуацию в биосфере, например, изменить газовый состав воздуха.

Необходимость глобальных перемен в природе назревала. Дыхание фауны возвращало в тропосферу лишь малую часть углекислоты, забранную разрастающимися зарослями древней флоры. А где её взять, если весь углерод под землёй? Появились первые млекопитающие, значительно более “умные” животные. Соотношение веса их мозга к весу тела делало их лидерами эволюции, однако ими охотно питались всё те же рептилии.

Для того чтобы предотвратить на планете экологическую катастрофу, нужны были сильнодействующие средства, исходящие из Космоса. И они явились!

* * *

Переход мезозойской палеонтологической эпохи в кайнозойскую ознаменовался падением на Землю огромного метеорита. Реальность этого события подтверждается неопровержимым доказательством – тонким слоем осадка, насыщенного тяжёлыми металлами (иридием, кобальтом, никелем), который был обнаружен на многих материках и даже на дне Тихого океана. Этот слой, разделяющий две эпохи, имеет состав химических элементов, встречающийся в соответствующих пропорциях только в небесных телах.

Трудно представить, катастрофа какого масштаба разыгралась на планете 65 миллионов лет назад! Гигантская волна цунами обрушилась на побережье, унося с собой всех застигнутых врасплох представителей животного мира. Поднявшееся облако пыли превратило день в долгие ночные сумерки. Пришла в движение земная кора, активизировались вулканы, извергая из недр массу огня и пепла. Сколько этот кошмар продолжался, остается только догадываться.

Когда все кончилось, планета предстала совсем иной. В первые годы всюду были видны следы разрушения, но Земля затягивала свои раны. Величественных тропических и субтропических лесов стало значительно меньше, им на смену пришли степи и саванны, занявшие значительную часть земной суши. По берегам рек росли уже знакомые нам покрытосеменные деревья и цветковые растения.

Из ящеров сумели сохраниться только небольшие по размерам рептилии: крокодилы, змеи, черепахи, ящерицы, зато появились диковинные виды птиц и млекопитающих. Первый период кайнозойской эпохи – палеоген, продолжавшийся 42 млн. лет, известен появлением множества новых популяций животных, строение и функции мозга которых постоянно усложнялись. Чтобы сохранить биосферу, Высший Разум пошел не по пути дальнейшего укрупнения представителей фауны, а по пути усовершенствования нервной системы млекопитающих. Каждый вновь появлявшийся вид напоминал своеобразный фотоснимок земной истории, который мог сохраниться в природе без изменения миллионы лет, а мог раствориться силами космоса, поглотившись космическим эфиром.

Общая биомасса флоры в ранний кайнозой была значительно меньше, чем в предыдущую эпоху, но она продолжала уходить под землю. Месторождения бурого угля – лигнитов, имеют в основном палеогеновый возраст, поэтому млекопитающие с их относительно развитым мозгом хотя и были перспективными представителями биосферы, но и они не могли спасти ситуацию. Органическая жизнь на планете всецело зависит от соотношения в атмосфере, гидросфере и литосфере трех главных составляющих: углерода (С), молекулярного кислорода (О2) и углекислоты (СО2). Если имеется дисбаланс, жизнь многих популяций, составляющих биосферу, становится невозможной.

23 млн. лет назад наступил неоген, и на Земле стремительно материализовались первые гоминоиды. Что они сделали в начале начал? Правильно, древние сделали то, что от них и требовали Высшие Силы Космоса: они научились добывать и поддерживать огонь! С появлением гоминоидного сообщества на материках планеты задымились первобытные костры. С тех пор огонь стал непременным спутником всех без исключения цивилизаций. Огонь давал свет и тепло, на огне жарилась и варилась пища, на огне обжигалась глина и плавился металл.

Таким образом, Высшие уровни мироздания создали нужное звено в биосфере и научили природу не прятать накопленные сокровища – запасы органического сырья, а отдавать их назад, в биологический круговорот. До неогена только пожары, возникавшие от грозовых разрядов да изредка падающих метеоритов, могли быстро превратить иссохшую древесину в бесценный газ – углекислоту. Обычным способом появления СО2 в атмосфере тогда, помимо дыхания фауны, было извержение вулканов и медленное гниение органических остатков.

Но… пришел человек и всё исправил. Регулярно зажигая костры, он стал “штатным” поставщиком углекислого газа в атмосферу. Люди, с лихвой вернув природе углекислоту, дали возможность земной флоре осуществлять фотосинтез. Растительный мир с благодарностью отработал, отдав животному миру многие миллиарды тонн клеточной массы.

Не сразу люди добрались до нефти и пластов каменноугольных отложений. К началу антропогена (1,6 млн. лет назад) они еще довольствовались сухой древесиной, однако с течением времени, цивилизации освоили промышленную добычу энергоносителей. Разработка месторождений угля, нефти, газа стала привычной и востребованной.

Вне всякого сомнения, использование энергоемких ископаемых до поры до времени отвечало интересам не только человека, но и биосферы в целом, однако в какой-то момент истории, оптимальный газовый баланс в атмосфере снова был нарушен. В чем причина экологических проблем и где искать выход?

* * *

В 1997 году в японском городе Киото собрались представители 180 стран мира, обеспокоенные экологической ситуацией на планете. Было бы неверно все проблемы биосферы сводить к “парниковому эффекту” и появлению озоновых дыр в атмосфере. Современное общество живёт в период интенсивного развития науки и техники, что сопровождается активным воздействием человека на окружающую природу. Несмотря на то, что в последние десятилетия предпринимаются меры по её охране, этого оказывается явно недостаточно.

Масштабы влияния человечества на природную среду потрясают. Поступление в мировой океан, атмосферу и почву различных химических соединений, образующихся в результате хозяйственной и производственной деятельности человека, настолько изменили ситуацию в экосистемах, что пора говорить об антропогенном факторе деградации биосферы.

Не углубляясь в детализацию экологической обстановки на планете, мы приведём лишь наиболее общие проблемы, которые уже сейчас стали серьёзной “головной болью” многих регионов.

1) Изменение состава атмосферы, особенно над мегаполисами, связанное с вредными выбросами углекислого газа, сернистого газа, закиси азота, метана, хлора с его окислами, свинца, кадмия, ртути, твёрдых частиц и прочих химических соединений, неблагоприятно сказывается на здоровье и качестве жизни людей.

2) Истощение водных ресурсов с весьма существенным сокращением запасов пресной питьевой воды. Эта проблема связана как с ростом потребления воды промышленностью, сельским хозяйством и коммунальными службами, так и с загрязнением мирового океана постоянными сливами промышленных сточных вод, участившимися разливами нефтепродуктов, авариями на морском транспорте и многими другими причинами.

3) Значительное уменьшение земельных ресурсов с сокращением площади почвенно-растительного покрова суши есть следствие вырубки лесов, капитального строительства, прокладки дорог, добычи полезных ископаемых, проведения мелиоративных работ и других причин. Деградация земель (опустынивание, коррозия почв, появление оврагов) вкупе с демографической ситуацией, впоследствии может явиться причиной дефицита питания и массового голода в разных регионах земного шара.

Главной темой киотской конференции была тема глобального изменения климата на планете (парниковый эффект), связанная с масштабными выбросами парниковых газов. Известно, что каждый год в атмосферу попадает более 20 млрд. тонн СО2, а концентрация этого газа за последние полтора столетия увеличилась с 0,028% до 0,037%. Всё бы ничего, но земная тропосфера стала более тёплой, сначала на 0,5 градусов, потом на 1 градус, и вместе с потеплением пришли новые проблемы – таяние материковых льдов с последующим подтоплением огромных участков суши.

Вместе с тем внезапные наводнения на территориях Европы, России, США, Китая, не случавшиеся лет 30 назад, являются далеко не самыми грозными предвестниками глобального изменения климата. Куда более серьёзными последствиями для человечества могут оказаться природные явления, связанные с изменением сейсмической активности земной коры и со структурной перестройкой литосферы.

Извлекая из недр Земли ежегодно свыше 100 млрд. тонн угля и углеводородов, топливно-энергетический комплекс год от года усугубляет экологическую ситуацию. В результате промышленной добычи ископаемого сырья кларк углерода в литосфере “испарился” по геологическим меркам почти мгновенно. Где этот углерод находится сейчас?

Помимо остатков в земной коре, он находится в мировом океане в виде анионов НСО3, в атмосфере (СО и СО2), в виде карбонатов почвы (СаСО3, MgСО3 и др.), а также в составе клеточной материи. Однако общая биомасса органической материи в наше время постепенно уменьшается. Косное (неорганическое) вещество Земли пополняется как за счёт флоры, так и за счёт фауны, и если тенденция сохранится в ближайшие сотни лет, то оставшаяся органика рискует снова оказаться в климатических условиях примерно палеозойской эпохи. Тогда, 400 млн. лет назад, атмосфера была насыщена углекислым газом, а запасы молекулярного кислорода только начинали создаваться. Не было запасов угля, нефти, газов в земной коре, правда, не было и такого многообразия химических соединений.

Кроме того, что сокращается общая биомасса, сокращаются и запасы энергоёмкого сырья. Подсчитано, что при современных темпах добычи угля его запасов России и США хватит лишь на несколько столетий. Некоторые страны его лимит совершенно исчерпали, другие продержатся чуть больше, но это ничего не меняет. Всего лишь миг в планетарной истории!

Что касается запасов нефти и газа, то здесь счёт идёт уже не на столетия, а на десятки лет, и напрасно некоторые участники киотской конференции акцентировали внимание на более безопасном использовании газа по сравнению с углем, ибо далёкой перспективы нет и здесь.

Что случится, когда карьеры, шахты и нефтяные скважины окажутся пустыми? Далее сценарий развития вполне предсказуем: США и союзники, в борьбе за последние крохи энергоносителей, подобно древним динозаврам, начнут “грызть горло” странам ОПЕК. Это приведёт к обострению межнациональных и межрелигиозных отношений, за которыми цепной реакцией последуют войны и террористические акты.

Отразится ли такое развитие событий на природе и климате? Безусловно! Уровень углекислоты в атмосфере повысится до критических цифр, а усваивать её будет некому, так как современный зелёный покров это не сплошные тропические джунгли карбона. В наш век леса и травы способны пропустить через себя лишь ограниченное количество углекислого газа и соответственно синтезировать молекулярного кислорода. Учитывая, что население планеты продолжает расти, а техносфера отвоёвывает всё новые пространства, площадь лесных массивов будет сокращаться и далее.

Может ли произойти подобный откат в прошлое? Принимая во внимание те самые обстоятельства, в результате которых человек появился на планете, разумно предположить, что роль человечества как гармонизатора внутри биосферных процессов будет исчерпана. С позиций Высших уровней мироздания цивилизация людей становится не только не нужной, но и опасной для остальных популяций, составляющих биосферу. Изъяв из литосферы неактивный, в биологическом отношении, углерод, человек часть углеводородов сбросил в мировой океан, а другой частью отравил тропосферу, вырубив при этом “зелёные лёгкие” планеты.

Чтобы восстановить биомассу и природный баланс в атмосфере, литосфере и гидросфере, Силы Космоса должны будут либо обуздать человека, либо уничтожить его вовсе, как были, в своё время, уничтожены трилобиты, динозавры, мамонты и множество других видов флоры и фауны.

Фантастический вариант развития событий, когда эволюция биосферы на Земле приостановится исключительно ради людей, а человек может смело смотреть в будущее, не задумываясь о последствиях своей деятельности, представляется маловероятным. Сцены из голливудских блокбастеров, живописующих техногенное будущее человечества, совершенно не учитывают возможную реакцию ЖИВОЙ ПЛАНЕТЫ. Ведь в этом случае люди должны будут приспособиться к высокому уровню радиации, к резким температурным колебаниям, к совершенно иному качеству воды и воздуха, а также другим, непривычным для себя, условиям. Останется ли тогда человек человеком?

Грозный вариант эволюции биосферы, предусматривающий падение на Землю очередного крупного метеорита и уничтожение человечества, несмотря на то, что человек является “любимчиком” Высшего Разума, более реален, так как вытекает из законов развития органической жизни. Множество примеров из палеоистории убедительно иллюстрируют, что любые помехи в эволюции беспощадно уничтожаются силами Космоса. Сможет ли тогда американское аэрокосмическое агентство (НАСА), со своими спутниками, противостоять вторжению небесных тел? Думается, что вряд ли!

Сегодня, когда мировая общественность обеспокоена состоянием климата на планете, когда, наконец-то, всерьёз начали обсуждать, причастен ли человек к “парниковому эффекту” и “озоновым дырам”, когда правительства многих стран приняли “киотский протокол”, появилась реальная надежда “успеть в уходящий поезд”.

Давайте подумаем о том, можно ли сохраниться в биосфере с минимальными потерями? Итак!

1) Глобальное изменение климата на планете связано с изъятием из земной коры триллионов тонн угля и углеводородов и превращением неактивных (в биологическом отношении) фракций углерода в углекислый газ. В сознании людей и народов не должно быть никаких иллюзий в понимании того, что именно человек всецело причастен как к “парниковому эффекту”, так и другим проблемам природы.

2) Высокий уровень СО2 в атмосфере, особенно над мегаполисами, есть следствие не только техногенных факторов, но и результат непродуманного отношения человека к растительному миру планеты.

3) Принятие главами государств решения о сокращении выбросов парниковых газов в соответствии с “киотским протоколом” хотя и является попыткой мирового сообщества столкнуть экологические проблемы с “мёртвой точки”, но не решает основного вопроса – вопроса о биосферосовместимости человека с природой.

4) Снижение темпов добычи энергоносителей и уменьшение потребления энергоресурсов – это огромные финансовые потери, особенно для промышленно развитых стран мира, на что Большой Капитал добровольно вряд ли пойдёт.

5) Введение режима “торговли выбросами”, при котором правительства устанавливают для компаний верхний лимит объёма суммарных выбросов, способно замедлить поступление СО2 в атмосферу, но и только. Даже если такой режим будет стимулировать поиск новых технологий и приведёт в будущем к созданию безуглеродных энергосистем, биосфере в целом это не поможет, ибо, прежде всего, должны измениться психологические установки людей на потребление.

6) Ограничение человеческих потребностей в тепле, в электроэнергии, в личном транспорте и прочих удобствах цивилизации одними волевыми решениями чревато социальными конфликтами и дестабилизацией политической и экономической обстановки в мире.

7) Для разрешения кризисной ситуации с природой необходим комплекс мер, направленных на коренное переустройство общества в планетарном масштабе. Эти меры целесообразно разделить на индивидуальные и коллективные.

8) К индивидуальным мерам необходимо отнести внутреннюю эволюцию человека, связанную с достижением особого состояния ума, которое, с позиций интегральной психологии можно рассматривать как равновесие между сознанием и подсознанием, с позиций философии как космическое сознание, с позиций мировых религий как самоосознание, просветление, “рождение свыше”.

9) Коллективные меры без индивидуальных неосуществимы, однако, если сотни миллионов граждан мира придут к пониманию законов внутренней гармонии, обществу откроются иные, не связанные с политикой и экономикой, перспективы.

10) Несмотря на нарастающую угрозу глобального изменения климата, проживание в котором для “нормального” человека может стать невозможным, у цивилизации, вероятно, ещё остаётся узкий путь дальнейшей эволюции. Перспективы просматриваются не в плоскости отдельных социальных реформ, а видятся в изменении сознания людей и народов и, как следствие, в неэкономической парадигме.

Работает на: Amiro CMS