Союз Cодействия
Cоциальной Эволюции
(СССЭ)

 

Глава 2. Поправим Дарвина, или к вопросу

о происхождении видов.

 

Третья спутница Солнца – голубая планета Земля, родилась 4,6 миллиардов лет назад, сформировавшись из разлитого в пространстве газопылевого облака. Солнечная магнитосфера закручивала остывающие частицы по своим силовым линиям, собирала их в крупные небесные тела и, конденсируя вещество, создавала планеты.

С какой целью высшие уровни мироздания творят подобные космические объекты? Можно предположить: Космос в своей эволюции стремится к достижению абстрактной гармонии между веществом и излучением. Земля, являясь точкой в межзвёздном пространстве Вселенной, по сути, представляет одну из многочисленных экспериментальных площадок, где разыгрывается свой, оригинальный сценарий. Наша планета, как и прочие небесные тела, находится под глобальным контролем Высшего Разума (см. чёрные дыры, галактики) и испытывает с Его стороны два основных вида космических влияний – радиационные и метеоритные.

Постоянно действующие радиационные влияния представляют собой потоки разнообразных излучений, исходящих от многих объектов необъятной Вселенной. Импульсно действующие метеоритные (квантовые) влияния выражаются в регулярном падении относительно небольших небесных тел с рассеянием на земной поверхности дополнительной массы вещества, в том числе внеземных нуклеотидов.

Радиационные влияния вносят необходимые поправки в сложившиеся атомарно-молекулярные комплексы, а метеоритные влияния подсеивают в гидросферу и литосферу новые порции атомов, несущих особо важную миссию по структурной перестройке органической материи. Космические влияния – это своеобразная корреспонденция, благодаря которой Высший Разум взаимодействует с природой нашей планеты.

По геофизическим данным, ежегодно, пробиваясь сквозь толщу атмосферы, на поверхность Земли выпадает до 2000 тонн метеоритного вещества. Большая часть метеоритов, попадая в воды мирового океана и безлюдные районы суши, остаётся необнаруженной.

Действительно ли подобные влияния представляют нечто важное для земной эволюции? Чтобы более отчётливо представлять механизм творения в биосфере, сравним процесс падения небесных тел с чрезвычайно близким по сценарию процессом оплодотворения яйцеклетки сперматозоидом.

Как известно, во внешних границах атмосферы время от времени находится немало “желающих” проникнуть через её оболочки и достичь земной поверхности. Астрономы даже говорят о существовании так называемых “метеоритных роёв”, периодически появляющихся около термосферы. Когда метеороид входит в газовые оболочки Земли, его движение замедляется, он разогревается и обгорает, оставляя на небе яркий светящийся след. При этом голова пришельца начинает испаряться и, если она недостаточно велика, метеороид полностью разрушается. Большие метеороиды, с невысокой скоростью движения, разрушаются менее интенсивно и, достигнув земной коры, рассеивают своё вещество в её недрах.

Аналогичный феномен изменения мужских половых клеток перед их встречей с яйцеклеткой называется капацитацией сперматозоидов. Попадая в женский репродуктивный тракт, после эякуляции, мужские гаметы оказываются в положении малых небесных тел. Сначала они должны преодолеть вагинальный этап пути, что соответствует внешнему слою атмосферы – термосфере; затем сперматозоиды попадают в канал шейки матки (слой стратосферы); и, наконец, оказываются в полости матки (слой тропосферы).

Из 200-300 миллионов стартовавших сперматозоидов фолликулярного эпителия яйцеклетки достигают лишь сотни. Преодолевая “марафонскую дистанцию”, мужские гаметы теряют поверхностные гликопротеиды, накрывающие их головку наподобие шапочки. Такая внеклеточная оболочка, называемая гликокаликсом, есть у большинства клеток, но у сперматозоидов она играет роль дополнительного стабилизатора, предохраняющего переднюю часть головки – акросому, от преждевременного выделения протеолитических ферментов. Ферменты нужны для проникновения в оболочки яйцеклетки, и если спермий теряет их преждевременно, до встречи с женской гаметой, он утрачивает способность к оплодотворению.

Капацитация – очень важный отрезок времени в жизни сперматозоида. В ходе капацитации с мужской половой клетки постепенно удаляется не только внеклеточная “шапочка”, но и вся “одежда”, мешающая непосредственному оплодотворению. “Магазин одежды”, в котором сперматозоиды “одеваются” в гликопротеидные оболочки, представлен предстательной железой мужчин.

За капацитацией следует акросомная реакция, заключающаяся в слиянии внешней и внутренней мембран акросомы, с последовательным выделением им протеолитических ферментов, необходимых для проникновения в поверхностный, рыхлый слой яйца – лучистый венец и более плотный слой – блестящую оболочку.

Известно, что спермии, взятые непосредственно из семенника, склонны к преждевременной акросомной реакции, так как нет внеклеточной оболочки (гликопротеидной одёжки), которая препятствует раннему высвобождению ферментов. Что будет, если поймать метеороид за пределами атмосферы и бережно положить его на поверхность литосферы? Он тоже окажется бесплодным!!!

Подобно сперматозоиду, метеороид должен сначала разогреться, обгореть в атмосфере, получить дополнительную энергию и, лишь затем, достичь земной коры, рассыпавшись на ней элементами своей структуры. В этом случае произойдёт активация частиц, заключающаяся не только в их рассеянии на значительном пространстве, но и в эффективном внедрении метеоритных адронов и лептонов в структурные элементы органической и неорганической материи.

“Капацитация метеороидов”, вероятнее всего, заключается в выгорании их внешней части, малозначимой с позиций космогенетики, и приобретении ядрами небесных тел дополнительной энергии, необходимой для “пенетрации” отдельных участков земной коры. Сравнивая кометы и метеороиды со сперматозоидами, нелишне будет обратить внимание и на их внешнее сходство, касающееся не только головки, шейки и хвостовой части, но и отдельных деталей строения…

Какие изменения могут привнести в биосферу небесные пришельцы? С начала 90-х годов прошлого века рядом американских, финских и российских учёных ведутся целенаправленные исследования чрезвычайно мелких бактерий (нанобактерий), принесённых на Землю углистыми метеоритами. Оказалось, что такие бактерии могут формировать вокруг себя карбонат – апатитную оболочку, которая позволяет ей длительное время существовать в условиях космического пространства.

Если карликовые бактерии в кометах и метеороидах действительно существуют, нетрудно предположить, что возраст органической материи значительно старше планеты Земля. Можно строить версии относительно того, в каком уголке Вселенной создаются молекулы нуклеопротеида. Вероятнее всего, они образуются не на отдельных планетах, а во всём межзвёздном пространстве. В таком случае микроорганизмы являются естественной добавкой многих небесных тел.

Минерал образующая карликовая бактерия такая же мини копия галактик, как и атом, поэтому ответ на вопрос, кто строит эмбрионы органической жизни, очевиден: их создают Высшие уровни мироздания по своему образу и подобию (свойство фрактальности!). Так как строение и космическая структура большинства галактик примерно идентична, нуклеопротеид, вероятнее всего, рассеян не только в Солнечной системе, не только в галактике Млечный Путь, но и за их пределами.

Путешествуя на метеороидах, нанобактерии несут в себе информацию о структурной перестройке плотного вещества отдельных объектов Вселенной. Это значит что, попадая на какие-то планеты, каменные бактерии могут либо моментально гибнуть, либо бесконечно долго “дремать” в их недрах, вызывая коррозию косного вещества, либо интенсивно эволюционировать, как в случае с планетой Земля. Появляются условия для существования в каком-то уголке Вселенной новых форм вещества, и эфир любезно предоставляет ему соответствующие органические молекулы. Был бы объект, готовый принять новый план творения, а получится ли из него очередной плазмоид, живущий на Альфа Центавре, или новый, оригинальный кустик саксаула на планете Земля, не так уж и важно…

Применительно к земным реалиям, по мере того, как создаются условия для появления новых видов флоры и фауны, метеориты, несущие нанобактерии, вероятно, способны оказывать влияние на генетический код представителей микромира и материализовывать из вирусов, бактерий и простейших более приспособленные популяции.

Настоящей сенсацией в научном мире стало открытие каменных бацилл в организме человека. (Волков В.Т., Смирнов Г.В., Медведев М.А., Волкова Н.Н. “Нанобактерия”, Томск, 2003). Выяснилось, что “зародыши жизни” принимают самое непосредственное участие в минерализации биологических жидкостей и оссификации (затвердевании) тканей тела. Зубной камень, камни в желчном пузыре и почках, подагра, туберкулёз, тромбофлебит, остеохондроз, инфаркты и инсульты, опухолевый рост…

Если в основе множества патологий лежит один и тот же космо-инфекционный механизм, который медицина объясняет то наследственной предрасположенностью, то вирусным фактором (что, по сути, неотделимо), напрашивается вопрос, понимания чего от нас требует Высший Разум, создающий и рассылающий нанобактерии? Новых методов диагностики и контроля? Новых медикаментов, способных эффективно уничтожать посланцев Космоса и оставаться глухим к его сигналам?

Вряд ли! Широкий спектр острых и хронических заболеваний, истинная природа которых всё ещё остаётся малоизученной, требует не столько знания механизмов их развития, сколько осознания их тесной связи с Космосом. Очевидно, Эволюция жизни на Земле требует от цивилизации совсем иного. Высший Разум всё ещё надеется, что люди поймут: сигналы, которые Он посылает, Его звёздная корреспонденция не агрессия в отношении homo sapiens, а стремление к эволюции земной биосферы, в том числе и эволюции человека.

Метеороиды – это “небесные сперматозоиды”, а содержащиеся в них органические частицы – своеобразный генетический материал Высших уровней реальности. Нанобактерия – это, во-первых, фактор, влияющий на наследственность и изменчивость организмов (генетический), а во-вторых, фактор, отбраковывающий наименее удачно созданные клетки и сообщества клеток, через болезни и преждевременное старение (патогенетический). Бороться с нанобактериями, благодаря которым на Земле появилась органическая жизнь, также наивно и недальновидно, как и сражаться с небесными телами, их приносящими.

* * *

Как “небесные сперматозоиды” осуществляют свою генетическую и патогенетическую миссию? Падение метеоритов, с их рассеянием на местности, является событием экстраординарным для всей региональной флоры и фауны. Влияние “пришельцев” на биосферу не ограничивается механическим, тепловым и радиационным эффектами. Это прямое вторжение новых энергоинформационных программ в ядерную структуру органической материи.

Для многоклеточных организмов рассеяние метеоритного вещества – настоящий экзамен на пригодность к существованию в экосистемах, и многие популяции такого испытания не выдерживают. Для человеческой цивилизации подобным экзаменом являются пандемии заболеваний. Из тех, что случались в ушедшую эпоху, можно вспомнить массовую гибель людей во время эпидемий гриппа (испанки), чумы, холеры, тифа, сибирской язвы, а в последние десятилетия эпидемий СПИДа и атипичной пневмонии. Не следует думать, что развитие медицины способно эффективно уберечь народы от новых эпидемий и противостоять старым, тлеющим инфекциям, которые прекрасно акклиматизировались и прячутся за известными хроническими болезнями

Для микроорганизмов, биомасса которых по некоторым оценкам превышает биомассу прочих живых существ, космические катаклизмы предоставляют новые возможности для эволюции. Все микроорганизмы составляют три большие царства: одноклеточные растения, одноклеточные животные и неклеточные формы жизни. Одноклеточные растения - это бактерии, водоросли и низшие грибы. Одноклеточные животные (простейшие) - это саркодовые (амёбы), ресничные (инфузории), споровые (токсоплазмы) и жгутиковые (эвглены, трихомонады). К неклеточным формам жизни по традиции относят вирусы, риккетсии и бактериофаги, а также прионы и вироиды.

После оплодотворения Земли “небесными сперматозоидами” преобразуются все царства микроорганизмов. В крупных частицах нуклеопротеида – вирусах, нейтрино- фотонные ассоциации, производимые метеоритами, могут, например, усовершенствовать строение рецепторов наружной белковой мембраны, необходимой для установления прочной связи со здоровой клеткой; или могут внести изменения в состав ферментного материала капсулы; или могут модифицировать структуру вирусного генома (сиквенса). В результате получится иной вирус с новым набором патогенных свойств.

Родственные виды прокариот (бактериальная флора) включают своих меньших по размеру собратьев в сообщества, и получают от них свежую информацию из Космоса. Подобные “переговоры” завершаются появлением новых, более устойчивых, штаммов вирусов и бактерий, которые, попадая в организм, приводят к появлению неизвестных в медицине болезней.

Что касается эукариот, здесь, вероятнее всего, происходят самые любопытные метаморфозы. Простейшими животными наполнены водоёмы и почва, они паразитируют в теплокровных и холоднокровных животных и, конечно, они очень комфортно чувствуют себя в человеческом теле. Нанобактерии, размеры которых не превышают 0,2 - 0,3 микрон, легко проникают в крупные клетки простейших и разносятся ими по организму хозяина.

Трихомонада (tricho –жгутик, monada – божественное начало) - это скромное и безобидное с виду существо, но что оно творит в тканях и органах исподволь, скрыто, мы и представить себе не можем. С одной стороны, трихомонада – союзник, выполняющий в организме определённый объём полезной работы, например утилизацию продуктов обмена. С другой стороны, это хитрое и коварное простейшее – могучий противник, являющийся, наряду с нанобактериями, возбудителем не только хронических воспалительных заболеваний, но и, что вполне вероятно, одной из причин человеческой смертности.

Почему медицина этого практически не замечает? Да потому, что трихомонада из “одного теста” с нашими клетками. Известные жгутиковые формы (ротовая, кишечная, вагинальная) легко видоизменяются, теряют жгутики и превращаются в амёбоидные и цистовые формы. Где она, систематика эукариот, подразделяющая их на саркодовые, жгутиковые, ресничные и споровые? Она исчезает, как только трихомонада перевоплощается!

Проникая в межклеточное пространство, трихомонады переходят на осёдлый образ жизни, создают колонии и окончательно “получают прописку” в структурах тканей и органов. Система иммунной защиты на них не срабатывает, так как простейшие на своей поверхности имеют антигены, схожие с аутоантигенами клеток тела. А кто же будет бороться против “своих”? Ситуация напоминает борьбу с терроризмом: вроде бы по паспорту свой, а потом, при тщательной проверке личности, оказывается опаснейший преступник.

Колонии образуются в результате незавершённого деления. Когда дочерние клетки остаются связанными между собой, со временем происходит их примитивная дифференциация и создаётся подобие многоклеточного организма. Группы таких небольших, малодифференцированных организмов (колонии) теряются в большом многоклеточном организме хозяина. В стенках сосудов, в печени, в слизистой желудка, в ткани лёгких, предстательной железы, матки происходят соответствующие изменения, которые наука гистология трактует как новообразования.

Однако бактерии и трихомонады не только образуют колонии, но и разносят минерализующие нанобактерии по кровеносному руслу, по органам мочевыделительной и пищеварительной систем. В одних условиях, при нарушении режима питания и наличии постоянных стрессов, из белкового матрикса карликовых бактерий образуются бляшки и тромбы. В других, сначала создаются микролиты, затем мочевые, желчные и прочие конкременты (камни). В-третьих, оссифицируются (затвердевают) участки тканей в лёгких, в позвоночнике, в мелких суставах, в коже и так далее…

Было бы неверным считать, что всему виною только новые карликовые бактерии, прибывающие из Космоса. Их освоившиеся на Земле сородичи (хламидии, микоплазмы, уреаплазмы) хотя и потеряли каменную шубу в процессе филогенеза, но вероятно, не оставили старых привычек, при всяком удобном случае, вызывать минерализацию тканей вокруг себя и оказывать влияние на генетический аппарат клеток организма!

Космофизические катастрофы в биомах не всегда сопровождаются подсевом новых порций бактерий, но, если это происходит, региональная флора и фауна либо деградирует, либо переводит “стрелки биологических часов”, запуская эволюционно более зрелые программы. Каменные гостьи, подобно доброму садоводу, который обрезает старые ветви и удаляет сорняки, атакуют больные и ослабленные клетки, предоставляя другим клеткам дополнительные возможности для роста и развития.

Таким образом, минерализующие нанобактерии, приносимые углистыми метеоритами из межзвёздного пространства, оплодотворяют Землю более ценными программами развития биосферы, а человеку разумному задают вопрос: либо ты погрязнешь в новых эпидемиях и хронических болезнях, либо будешь искать пути достижения внутренней гармонии?..

* * *

Развитие органической материи осуществляется в соответствии с корпускулярно-волновой теорией в физике. Как частица эволюция – это скачок, заключающийся в мгновенном подсеивании квантов информации, в виде новых штаммов нанобактерий и создании новых популяций, а как волна это восприятие разного рода излучений, которые обеспечивают фенотипическое многообразие признаков внутри вида, а также процесс расхождения этих признаков – дивергенцию. Именно поэтому теория Дарвина верна лишь в той части, где эволюция идёт плавно, через излучения.

Таким образом, необходимо сделать важный вывод: корпускулы Космоса обеспечивают макроэволюцию (видовую эволюцию) биосферы, а волны Космоса – микроэволюцию (подвидовую эволюцию), или, иными словами, Космос “руками” микромира создаёт и уничтожает виды, и Космос через радиацию обеспечивает внутривидовую изменчивость!

Тот факт, что дети не походят на родителей, генетика объясняет несовершенством механизма репликации отдельных фрагментов молекулы ДНК. Так ли это на самом деле? Считается, что, когда длинная нуклеотидная цепочка воспроизводит себе подобную из отдельных нуклеотидов, время от времени в их комбинацию попадает не тот нуклеотид. Пока ошибка может быть исправлена, цепочка растёт по обе стороны и ошибочный нуклеотид успевает закрепиться. В результате, родительская цепь ДНК производит не совсем идентичную структуру, так как даже небольшое отклонение в молекуле ДНК может значительно изменять свойства организма.

Действительно ли всё разнообразие наследственных признаков обеспечивается “ошибками” в спаривании оснований? Учитывает ли биология тот факт, что ни один из 4 нуклеотидов не является застывшей структурой? Они все разные! Любая молекула аденина, это целая галактика, и уже в ней имеется огромное число непохожих друг на друга атомных ядер, а в них нуклонов и мезонов, а в них глюонов и кварков…

Нуклеиновые кислоты способны сами по себе обеспечить всё многообразие наследуемых признаков, без всяких ошибок в соединении нуклеотидов. Что касается мутагенных факторов, например радиации, они действительно способны оказывать влияние на наследственность, но не методом перестановки отдельных фрагментов ДНК, а непосредственным воздействием на структуру хромосом, а значит, и на последующие, более глубокие, уровни материи их образующие.

Наши представления о микромире и эволюции биосферы, надо полагать, являются неполными, неточными, а подчас и ошибочными. Пока отношение к вирусам, бактериям и простейшим откровенно враждебное, ибо они возбудители множества опасных заболеваний. Однако в свете открывающихся новых знаний, роль микроорганизмов в природе может оказаться совсем иной. Ошибки в естествознании порождают заблуждения в социальной сфере, так как конфликты с могущественными видами флоры и фауны несут конфликты в общество.

Между тем человек, при всей своей неуживчивости с природой, всё ещё нужен ей, ибо он является наиважнейшим звеном биосферы! О том, почему homo sapiens пока остаётся “любимчиком” Высшего Разума, мы поговорим в следующей главе.

Работает на: Amiro CMS